Category: искусство

орел

Древние славянские письменности

полобложки ДСП
1.  Автор: Е. А. Копарев
Название книги: Древние славянские письменности
Издательство: Авторская книга
Год: 2014
Формат: pdf
Размер: 8,2 Mb
Количество страниц: 185
Качество: Отличное
Жанр: Научно-популярная литература
Скачать с Я-Диска файл в PDF:                      https://yadi.sk/i/PwHxmUAzgtLnhA

fb2                                                  https://yadi.sk/i/iG76cC3ApBmA5g


в doc:                                          https://yadi.sk/d/TS8-m5qTkBF8-A



читать on-line:  http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/002a/02111165.htm

Collapse )

Моя страница на ПРОЗА.РУ  https://www.proza.ru/avtor/rus20011

Мой блог на YouTube              https://www.youtube.com/channel/UCKWi6lZKuSh1MqKBoFkGFRw


Приглашаю всех друзей в группу ИСТОРИОСКОП    https://uctopuockon-pyc.livejournal.com/



Flag Counter


promo koparev september 12, 2016 18:02 362
Buy for 20 tokens
1. Автор: Е. А. Копарев Название книги: Древние славянские письменности Издательство: Авторская книга Год: 2014 Формат: pdf Размер: 8,2 Mb Количество страниц: 185 Качество: Отличное Жанр: Научно-популярная литература Скачать с Я-Диска файл в PDF: https://yadi.sk/i/PwHxmUAzgtLnhA fb2…
орел

Сорока на виселице



   Точка обзора сверху является типичной для картин Брейгеля Старшего. Благодаря такому ракурсу зритель смотрит на происходящее казалось бы отстранённо. В пейзаже воплощено все мироздание, в котором зачастую случаются трагические события. Беспечность задорно пляшущих крестьян контрастирует с огромной виселицей, с нахождением которой на этом месте они давно свыклись и поэтому как бы не замечают её. Виселица установлена на камне, что напоминает череп. Это, фактически, ЛОБНОЕ МЕСТО. Возле громадного камня лежат чьи-то кости... 
      Сорока села виселицу и отстраненно смотрит на подвыпивших хуторян.  Крылья её не трепещут, следовательно она не стрекочет, чтобы предупредить лес об опасности, так как никакой опасности в плясках селян она не видит. Виселица для сороки - это всего лишь площадка для обзора местности... Такой же площадкой для обзора для неё является и крест, который воздвигнут над братской могилой тех, кто казнён через повешение.  Могильный холмик и крест находятся сразу же за виселицей. Те, кто закапывал повешенных, видимо, большинство тел просто слегка засыпали землёй, чтобы не переносить их в одно место, которое потом обозначили крестом, поэтому кости и виднеются повсюду. На этой земле ещё не выросла трава: сюда привозили землю из другого места, чтоб скрыть останки людей. Таким образом,  беззаботные фермеры устроили пляску  НА МЕСТЕ ЗАХОРОНЕНИЯ ХРИСТИАН.  Они только делают вид, что не замечают ни виселицу, ни места упокоения  таких же христиан, как и они сами.  Один пьяненький поселянин  умостился для того, чтобы справить свою нужду под деревом (посмотрите на нижний левый угол живописного полотна), -  непосредственно на виду  своих односельчан...  Он прекрасно знает, что они его видят в таком непрезентабельном положении.
       Итак, мы наблюдаем за пляской людей, для которых нет ничего запретного, нет ничего святого. Мы  осознаём, что, когда происходило повешение, крестьяне собрались на этом месте только лишь для того, чтобы увидеть увлекательное для их очес  зрелище, а вовсе не для того, чтобы посочувствовать тем, кого вешали. Если бы Брейгель написал картину, изображающую повешение, то она бы была вовсе не такой страшной как картина "Сорока на виселице", художественную идею которой мы попытались сейчас разгадать.

орел

Питер Брейгель. перепись в Аифлееме




На первый взгляд, в картине "Перепись в  Вифлееме", написанной Питером Брейгелем Старшим, бросается в глаза целый ряд примечательных вещей. Эта богатая и разнообразная картина соблазняет зрителей своим масштабом и балансом цветов и композиции. Но всё же взгляд задерживается прежде всего на бескрайнем снежном просторе, где каждый занят своей работой. Любопытство зрителя тогда улавливается различными перекрывающимися сценами, которые окружают главную тему и дают картине ее название - "Перепись в Вифлееме". Но разве эта библейская тема не является лишь предлогом?
Collapse )
орел

Сорока на виселице



   Точка обзора сверху является типичной для картин Брейгеля Старшего. Благодаря такому ракурсу зритель смотрит на происходящее казалось бы отстранённо. В пейзаже воплощено все мироздание, в котором зачастую случаются трагические события. Беспечность задорно пляшущих крестьян контрастирует с огромной виселицей, с нахождением которой на этом месте они давно свыклись и поэтому как бы не замечают её. Виселица установлена на камне, что напоминает череп. Это, фактически, ЛОБНОЕ МЕСТО. Возле громадного камня лежат чьи-то кости... 
      Сорока села виселицу и отстраненно смотрит на подвыпивших хуторян.  Крылья её не трепещут, следовательно она не стрекочет, чтобы предупредить лес об опасности, так как никакой опасности в плясках селян она не видит. Виселица для сороки - это всего лишь площадка для обзора местности... Такой же площадкой для обзора для неё является и крест, который воздвигнут над братской могилой тех, кто казнён через повешение.  Могильный холмик и крест находятся сразу же за виселицей. Те, кто закапывал повешенных, видимо, большинство тел просто слегка засыпали землёй, чтобы не переносить их в одно место, которое потом обозначили крестом, поэтому кости и виднеются повсюду. На этой земле ещё не выросла трава: сюда привозили землю из другого места, чтоб скрыть останки людей. Таким образом,  беззаботные фермеры устроили пляску  НА МЕСТЕ ЗАХОРОНЕНИЯ ХРИСТИАН.  Они только делают вид, что не замечают ни виселицу, ни места упокоения  таких же христиан, как и они сами.  Один пьяненький поселянин  умостился для того, чтобы справить свою нужду под деревом (посмотрите на нижний левый угол живописного полотна), -  непосредственно на виду  своих односельчан...  Он прекрасно знает, что они его видят в таком непрезентабельном положении.
       Итак, мы наблюдаем за пляской людей, для которых нет ничего запретного, нет ничего святого. Мы  осознаём, что, когда происходило повешение, крестьяне собрались на этом месте только лишь для того, чтобы увидеть увлекательное для их очес  зрелище, а вовсе не для того, чтобы посочувствовать тем, кого вешали. Если бы Брейгель написал картину, изображающую повешение, то она бы была вовсе не такой страшной как картина "Сорока на виселице", художественную идею которой мы попытались сейчас разгадать.

орел

Вавилонская башня





С 1563 года, когда Брейгель Старший переехал в Брюссель, до своей смерти в 1569 году он сосредоточился почти исключительно на живописи. Его самые известные работы датируются этим периодом. В 1563 году он написал "Вавилонскую башню", которая сейчас находится в Художественно-историческом музее в Вене. Его вторая картина на эту тему, выполненная около пяти лет спустя, находится в Роттердаме. Башни на обеих картинах были вдохновлены архитектурой  Колизея в Риме. В шестнадцатом веке строительство Вавилонской башни было популярной темой среди фламандских художников. Библейская история о смешении языков в Вавилоне вызвала отклик в оживленном порту Антверпена, коммерческом центре, который часто посещают торговцы, ростовщики и спекулянты из разных стран.
     
Collapse )

орел

"Танец" Питера Брейгеля




На картине изображён сельский праздник. Веселье происходит на улице, у деревенских домов, недалеко от церкви, которая видна на заднем плане. В центре и в правой части картины показаны фигуры танцующих крестьян. Брейгель расположил фигуры танцующих так, что кажется, что пританцовывает даже волынщик: его фигура расположена вдоль диагонали, идущей от правого нижнего угла к верхнему левому углу. 
орел

Зимний ландшафт Брейгеля




Окружая участок замерзшей воды, соломенные коттеджи деревни все покрыты тяжелым снежным одеялом. В самом центре деревни возвышается церковная колокольня. Некоторые опознали её как колокольню церкови Синт-Анна-Педе в Паджоттенланде, к юго-востоку от Брюсселя. Брейгель два года жил в Брюсселе. Он путешествовал по валлонской области и с удовольствием присоединялся к деревенским праздникам, которые много раз изображал на своих картинах.
Collapse )

орел

"Безумная Грета" Брейгеля



Во время написания картины "Большой Гретой" называли пушку. Этой картиной Брейгель изобразил ужасы войны. Художник изобразил Грету с вытаращенными невидящими  глазами и раскрытым ртом. Она хочет убивать, но пока не видит объект, который ей необходимо уничтожить. За её спиной, на мосту, происходит драка между женщинами, решившими, как и Грета, достичь финансовой самостоятельности и освобождения от нравственных условностей, сковывающих их волю и желание жить в своё удовольствие. Аллегория жадности передана сюжетом, где снедаемые страстями женщины стремятся набрать как можно больше злата, которое является ничем иным, как отходами жизнедеятельности некоего громадного монстра.
орел

Брейгель Старший

Разговор о живописном полотне всегда строится вокруг его художественной идеи, замысла или смысла, но часто он ограничивается лишь пересказом сюжета той драмы, которую описывает художник на своем полотне. А как быть, если зритель хочет понять смысл картины "Осень золотая" Левитана, ведь на ней даже люди не изображены? Разве интересно ему будет слушать про композицию и колорит?   В культурной жизни Фламандии в 16 веке сложилась именно такая ситуация. Любителей живописи во Фламандии в 16 веке не  привлекали пейзажи. Им  нравились картины, которые бы учили их жить и были бы насыщены символикой и даже дидактикой. Т. е. идея произведения живописи должна была быть понятна всем, её должен был понять даже обычный фламандский торговец.




Collapse )
орел

Притча о слепых



Вот как описал впечатление от этого произведения австрийский историк искусства Макс Дворжак в книге «История искусства как история духа»:

С возвышения, которое подчёркнуто острыми крышами двух крестьянских домов в верхнем левом углу картины, спускаются по плотине слепые. Последние из них движутся еще в привычном темпе, вертикально, медленно, шаг за шагом, как автоматы. Они ещё не знают, что случилось впереди. Плотина делает поворот, вожак этого не замечает и падает через откос в углубление, которое в правом нижнем углу образует контрапост подымающимся крышам домов в левом углу. Между этими двумя полюсами и развёртывается теперь трагическая судьба. Слепые, связанные друг с другом руками, положенными на плечи, и шестами, образуют цепь, которая внезапно, из-за того, что вожак оступился, натягивается с большою силою. Следствием является жуткое, быстрое нарастание падающего движения. Обе средние фигуры уже готовы упасть, и механическое шагание вперед превращается у них в неуверенное спотыкание; слепой сзади вожатого падает, а там, дальше, пропасть поглощает уже и вожатого. В соответствии с этим наблюдается превращение фигурного мотива от прочного, как глыба, стояния к податливому сдаванию и, наконец, к массе, статически и органически не контролируемой; начиная с управляемого или полууправляемого тела вплоть до катящегося камня, или, в духовном выражении, «в этих жутко индивидуализированных удивительных головах, — как говорит Ромдаль, — видно ступенчатое нарастание страха», и всё это делается ещё более страшным и захватывающим, что особенно подчеркивается контрастом с тупой безвыразительностью, свойственной слепым. Так строится на подвижном контрапостном действии барочной пространственной диагонали грандиозная по трагизму тема. Подобно тому, как композиционная диагональ резко и словно безжалостно противопоставлена красивому течению линий и гармоническому распределению масс в пейзаже, так, с другой стороны, безмятежность и неподвижный покой этого пейзажа резко контрастируют с разыгрывающейся на его фоне катастрофой. Кроме охваченных ею, нигде не видно ни одного человека, — только корова спокойно пасётся на берегу пруда, в который падают слепые. Природа безучастна, и даже покажись она теснее связанной с индивидуальной человеческой судьбой, то это слияние лишь однократно; судьба человека — ничто в сравнении с всеобщностью природы и её непреложными законами. Гибель слепых — чередование моментов вторжения природы в индивидуальную судьбу, моментов, следующих друг за другом так быстро, что художник мог изобразить их как одно страшное мгновение, однако природа непреходяща, и она пребывает по ту сторону от человеческих масштабов, с которыми связано жалкое человеческое существование.

Collapse )