koparev (koparev) wrote,
koparev
koparev

Потрясающе!

Оригинал взят у mislpronzaya в Потрясающе!

Мельников-Печерский пишет о секте хлыстовцев и о вербовке в секту.
Если бы в 60-е и 70-е, не говоря уж о 80-х, эта книга была в школе и в программе, не было бы двух третей сект, детей сложно было бы заманить.

А описано вся вербовка и обихаживание подростков- очень подробно.
Но жидве  очень не с руки было эту книгу в школу пустить.

-  Слава  в  вышних  богу!  -  благоговейно поднявши глаза, проговорила
Марья  Ивановна.-  На  Дуню я тоже много рассчитываю. Помните, как в прошлом
году  я  под  осень  гостила  у  вас, про нее тогда я вам сказывала, что как
скоро  заговорила  я  с  ней, едва открывая "тайну", дух на нее накатил (Дух
накатил,  то  есть  сошел  дух  (по  понятиям  хлыстов,  святой дух).) - вся
задрожала,  затрепетала,  как  голубь,  глаза загорелись, и без чувств упала
она  ко  мне  на  руки.  Великим  знамением тогда я это сочла. А теперь, как
гостила  у  них,  каждый  почти  день бывала она в восторге, так и трясет ее
всю:  судороги,  истерика,  пена  у  рта.  Ни словом ей не заикнулась я, что
бывает у нас на радениях, а все-таки ее поднимало.
-  Дай  господи  такую  подвижницу,  подай истинный свет и новую силу в
слове  ее,-  сложив  руки,  набожно  сказал Николай Александрыч.- Ежели так,
можно  будет ее допустить на собрание, и если готова принять "благодать", то
можно  и  "привод"  сделать... Только ведь она у отца живет... Помнится мне,
говорила  ты,  Машенька,  что  он  раскольничает, и совсем плотской язычник,
духовного в нем, говорила ты, нет ни капельки.
-  Это  так,-  подтвердила  Марья Ивановна.- Как есть плотской - только
деньги на уме.
-  Как  же  Авдотьюшка,  познав  тайну,  станет в Гоморре жить?- сказал
Николай  Александрыч.-  Тяжело  ведь ей будет меж язычниками... Некому будет
ни  утешить  ее, ни поддержать в ней святого пламени. Устоит ли тогда она на
"правом  пути",  сохранит  ли  "тайну  сокровенную"?  Об  этом надо обсудить
хорошенько.  То  помни,  Машенька,  что  ангелы  небесные ликуют и радуются,
когда  языческая  душа  вступает  в  ограду спасения, но все небесные силы в
тоске  и печали мечутся по небу, ежели "приведенная" душа возвратится вспять
и снова ступит на погибельный путь фарисейский.
-  Со  мной  часто  будет видаться, я буду ее поддерживать. Отец обещал
отпускать ее ко мне в Фатьянку.
При  мне  не  пойдет  она в адские ворота, не возвратится в язычество,-
твердо  и решительно сказала Марья Ивановна. - На "приводе" я, пожалуй, буду
ее  поручницей  и  все  время,  пока  обитаю  в  этом  греховном теле, стану
поддерживать ее на "правом пути".
-  А  дашь  ли  за нее страшное священное зарученье? - строго спросил у
сестрицы Николай Александрыч.
-  Дам,-  ответила Марья Ивановна.- Дам, потому что ручаюсь за нее, как
за самое себя.
-  Но  ведь  ты  знаешь,  Машенька,  что  бывает  с  заручниками,  если
приведенные ими отвергнутся "пути"? - спросил Николай Александрыч.
- Знаю,- слегка кивнув головой, ответила Марья Ивановна.
-  Отлучение  от части праведных, отлучение от небесных сил, отторжение
от  святейшего  сонма  поющих  хвалебные песни пред агнцем, вечное страданье
души в греховном теле, низведение в геенну на нескончаемую власть врага
(Хлысты  никогда не употребляют слов: "дьявол", "сатана", "черт" и тому
подобных,  дабы  не осквернить проклятым именем своего языка. Одно у них имя
ему  -  "враг",  иногда  "враг  божий", редко "враг человеческий". Некоторые
учители  их  о дьяволе так говорят: "Какой он враг человекам? - он друг им и
покровитель,  как  любимым своим созданьям. Он враг только нам, пришедшим из
внешнего  мира  и  познавшим правый путь и сокровенную тайну". Хлысты вполне
уверены,  что  смертное  тело человека сотворил Сатанаил по образу и подобию
своему,  потому  он  и владеет телом, а бог в это тело вдунул дыхание жизни,
то  есть  душу, по своему образу и подобию, оттого душа и бессмертна. Только
познавший  правый  путь  и сокровенную тайну, по мнению их, войдут в селения
праведных,  остальные  вечно будут мучиться, заключенные в тела и находясь в
полной   власти  отца  своего  Сатанаила.),-  торжественно  говорил  Николай
Александрыч,- вспомни, сестрица, вспомни, душевная моя.
-  Не  давала  б  я,  Николаюшка,  великого  и  страшного заручения, не
ставила  б  за  чужую  душу  в залог свою душу, ежели б не знала Дунюшки,- а
исступленье, диким, дрожащим голосом сказала брату Марья Ивановна.
И,  крепко  стиснув  руками  грудь,  со слезами на глазах, задыхаясь от
беспрерывных   вздохов   и  сильных  судорожных  движений  тела,  стала  она
"выпевать":    ("Выпевать"    -   в   беспамятстве   говорить   с   рифмами,
импровизировать.).
-  Высоко  будет ходить во "святом во кругу" ("Святым кругом" у хлыстов
называется  нечто  вроде хоровода, исполняющего религиозные пляски.). Высока
ее  доля небесная, всем праведным будет она любезная. Велики будут труды, да
и правильны суды...
Все  встали.  На  Марью  Ивановну  "накатило".  Она  была в восторге, в
исступленье,   слово   ее   было   "живое   слово,   святое,   вдохновенное,
пророческое".  Всем  телом  дрожа  и  сжимая  грудь изо всей силы, диким, но
торжественным каким-то голосом запела она:
Изведет из темниц
Сонмы чистых девиц.
Привлечет в божий чин
Сонмы грешных мужчин.
Сам спаситель ей рад,
Возведет в вышний град,
Осенит святой дух
Ее огненный дух,
И на радость она
Будет богу верна.
Поручусь за нее,
И молюсь на нее,
То - невеста Христа,
Снимет нас со креста,
Силу вышнюю даст,
Благодать преподаст.



С поникшими головами и сокрушенным сердцем слушали Луповицкие сестрицу
свою, затрубившую в трубу живогласную, возглашавшую златые вещания,
чудоносные, цельбоносные (Трубой живогласною и златыми вещаниями,
чудоносными, цельбоносными хлысты называют слова пророков, сказанные во время исступления. ).
В изнеможенье, без чувств упала Марья Ивановна на диван. Глаза ее
закрылись, всю ее дергало и корчило в судорогах. Покрытое потом лицо ее
горело, белая пена клубилась на раскрытых, трепетавших губах. Несколько
минут продолжался такой припадок, и в это время никто из Луповицких не
потревожился - и корчи и судороги они считали за действие святого духа,
внезапно озарившего пророчицу. С благоговеньем смотрели они на страдавшую Марью Ивановну.
Мало-помалу она успокоилась, корчи и судороги прекратились, открыла
она глаза, отерла лицо платком, села на диван, но ни слова не говорила.
Подошла к ней Варвара Петровна со стаканом воды в руке. Большими глотками,
с жадностью выпила воду Марья Ивановна и чуть слышно промолвила:
- Еще.
Другой стакан подала Варвара Петровна, Марья Ивановна и его выпила,
волнение стало в ней прекращаться, только грудь поднималась тяжело и порывисто.
"Живым словом" Марьи Ивановны была решена участь Дуни. Луповицкие с
радостью согласились открыть ей всю "сокровенную тайну". В слове Марьи
Ивановны и в постигшем ее после того припадке они видели явную на то волю божию.
- Я пойду... разденусь... лягу в постель...- слабым, упавшим голосом
проговорила Марья Ивановна, приподнимаясь с дивана. Варвара Петровна
подхватила ее под руку и тихонько, с осторожностью повела едва
передвигавшую ноги пророчицу.



Да-с! Психиатрия....

Сказала  я  тебе,  что  божие безумное премудрей человеческой
мудрости,  но  ведь  обыкновенные  люди,  язычники, в проявлениях духа видят
либо  глупость, либо юродство, либо даже кощунство и богохульство, кликушами
божьих людей называют, икотниками да икотницами, даже бесноватыми
 (Кликуши,  на  северо-востоке  икотницы  - люди, одержимые особого рода
падучей  болезнью, в припадках которой теряется сознание и больная (у мужчин
эта  болезнь  бывает  чрезвычайно  редко)  в корчах и судорогах беспрестанно
икает  либо  кричит  звериными  голосами, изрыгая брань, ругательства и даже
богохульство.  Народ  приписывает эту болезнь напуску от злых колдунов. Сами
кликуши  всегда  почти  выкликают,  что  такой-то  испортил  их.  Считая эту
нервную   болезнь,   истерику  в  самой  сильной  степени,  за  притворство,
пробовали  лечить  баб  розгами,  иным  это лекарство помогало, но в большей
части случаев сводило больных в могилу. ).


А это - явный хасидизм. Танцы-шманцы...
Когда  явишься ты в среде малого стада, в сонме племени нового израиля,
и  божьи  люди  станут  молиться  на  твоих  глазах  истинной  молитвой,  не
подумаешь  ли  ты  по-язычески,  не  скажешь  ли  в сердце своем: "Зачем они
хлопают так неистово в ладоши, зачем громко кричат странными голосами?.."
   А  когда  услышишь  вдохновенные,  непонятные тебе речи, не скажешь ли:
"Безумие  это,  сумасбродство"?..  Мало  того - не скажешь ли ты самой себе:
"Это  кощунство".  Так  всегда  говорит  про  божьих  людей  слепой и глухой
языческий мир, так, пожалуй, скажешь и ты, потому что ты язычница.
   -  Зачем  же,  однако,  на  молитве  хлопать  в  ладоши? - с удивленьем
спросила Дуня.- По-моему, это нехорошо. Так не водится.
   - Псалтырь читывала? - спросила Варенька.
   -  Как  же не читать? Училась по псалтырю. Чуть не весь знаю наизусть,-
ответила Дуня.
   -  Помнишь:  "Восплещите  руками, воскликните богу..." А дальше: "Взыде
бог во воскликновении",- сказала Варенька.
   -  Псалом  сорок  шестой,  в конец о сынех Кореовых,- промолвила Дуня и
смолкла.
   -  Оттого  люди  божьи  и  плещут руками. Царь-пророк их тому научил. И
восклицают  они  громкими  радостными  голосами  хвалебные  песни,-  сказала
Варенька.-  То  не  забудь,  что  сам  бог  ходит при восклицаниях и в гласе
трубном,  то  есть  с пением, с музыкой. Тебе покажется это соблазнительным,
потому  что  привыкла  ты  к  мертвому богопочтению. У вас только поклоны да
поклоны.  Знай одну спину гнуть - и будешь спасен... Так ведь по-вашему? А у
божьих  людей  не  так,  у них все тело, все члены его поклоны бьют. А когда
увидишь, как это делается,- непременно соблазнишься...
   -  Что  ж это за поклоны всем телом? - с напряженным вниманьем спросила
у Вареньки Дуня.
   -  С  первого  взгляда  похожи  они  на скачку, на пляску, на языческие
хороводы,-  ответила  Варенька.-  И  если бы увидал язычник святое "радение"
людей   божьих,   их,   непременно   назвал   бы  его  неистовым  скаканьем,
богопротивною  пляской.  Но  это "радение" к богу. Сказано: "Вселюся в них и
похожду"  -  и  вот,  когда  вселится он в людей своих, тогда и ходит в них.
Божьи  люди  в  восторге  тогда  пребывают,  все забывают, землю покидают, в
небесах пребывают.
   -  Как  же  это  можно  плясать на молитве? - сказала совсем изумленная
Дуня.- Ведь это грех... Подумать так страшно...
   -  Службу  на  Пасху  знаешь?-  спросила  Варенька.  -  Всю  наизусть,-
ответила Дуня.
   -  "Богоотец  убо  Давид  пред  сенным  ковчегом  скакаше,  играя..." -
помнишь? - спросила Варенька.
   - Помню,- тихо в раздумье ответила Дуня.
   -  А в писании читала, как царь Давид плясал перед господом? - спросила
Варенька.
   - Что-то не помню,- ответила Дуня.
   -  Шел  он  в  Иерусалим  с  кивотом  божиим, скакал перед ним и играл.
Мельхола,  дочь  Саулова, как язычница, над ним насмехалась, а он ей сказал:
"Буду  играть  и  плясать перед господом" (II. Царств., гл. 6.). Теперь он в
райских  светлицах  препрославлен,  а  она в адских муках томится, во власти
божия врага.
   Не отвечала Дуня. Поражена была она словами Вареньки.
Tags: секта
Subscribe

Posts from This Journal “секта” Tag

promo koparev september 12, 2016 18:02 202
Buy for 100 tokens
1. Копарев Е. А. Забытые славянские письменности. 2012. 72 с. Формат: pdf Размер: 4 Mb Скачать с Я-Диска файл в PDF: https://yadi.sk/i/yAbdT8VQtGMub в DOC: https://yadi.sk/i/jOz8Ujk0tGNSm в epub: https://yadi.sk/i/XwzxnkzPtGNUu читать on-line:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments