koparev (koparev) wrote,
koparev
koparev

Categories:

"Мова" - это диалект русского языка (продолжение)

И дальше. «А вот список слов, взятых из первых страниц обширного сочинения г-на М. С. Грушевского “Iсторiя Украiни-Руси”: iстновання (istnać), праця (praca), користна (korzystny), залежати(zależeć), замiр (zamiar), науковий (naukowy), нотка (notka), ухибляючи (uchybiać), iнструктивни пояснения, вид¬родженне (odrodzenie), мусить мати (mieć musi), i (umowa), увага (uwaga),мiграция (emigracya), певностию (pewność), i (dokładnie), виразно (wyraznie), знищеного (zniszczony), пониженого (poniżony), грунт всякоi культурноi еволюцiи, незвичайно (niezwyczajny),вплива, вплив (wpływ, wpływać), вага (waga) з рештою (z reszta), двоiстiсть (сочиненное слово), упривилойованоi (uprzywilejowany), абсорбованне, поваленне й зреформованне(сочиненное слово) и т. д.»
«И таких чужих и кованых слов можно набрать из изданий “Товариства” на целый том, а то и больше. Спрашивается: что же это за язык? Ужели мы имеем перед собою настоящую малорусскую речь? Не служит ли этот искусственный, смешанный малорусско-польский язык резкой насмешкой над литературными заветами того самого Шевченко, имя которого носит “Наукове товариство”? В самом деле, какая непроходимая пропасть между языком Шевченко, Костомарова, даже Кулиша и новосоздаваемым “украiнсько-руським” языком га¬лицких ученых с их “головой” — г-ном Михаилом Грушевским. Не пришел ли бы в ужас и содрогание и сам покойный М. П. Драгоманов, если бы увидел, что его весьма ценные монографии по малорусской народной поэзии и другие статьи, изданные в свое время на общерусском языке, теперь явились в “перекладе” на никому не понятную уродливую “украiнсько-руськую мову”? Ведь если дальнейшая обработка этой “мовы” пойдет все в том же направлении, то есть под воздействием польского литературного языка, то галицкому писателю не трудно будет добраться до черты, отделяющей речь русскую от польской, и придется признать “украiнсько-руськую мову” за одно из наречий польского языка, как это некогда и сделал украйнофильствующий поэт Тимко Подура (именно такое "призвыще"! - а.). Но в таком случае, как справедливо замечает профессор Будилович, человеку с самостоятельным талантом “лучше уж перейти к чистому польскому языку, чем писать на смешанном русско-польском жаргоне, напоминающем гермафродита»(2).

А то, как насильственно насаждался "украинский язык" при советской власти на территории бывшей Новороссийской губернии – о, это уже другая, не менее интересная история. На этом закончим с сообщением Флоринского и перейдем к Татищеву В.Н.

Если вы обратите свой взор на карту "Украины", то в самом её центре увидите область, административный центр которой носит довольно-таки нетипичное и броское название – Черкассы. Точное проис¬хож¬дение названия которого, кстати, не известно до сих пор. Чего не скажешь в то же время о дате его ос¬нования. В 1986 году в конце сентября официально и с размахом отмечался юбилей города – 700-летие со дня образования. На торжественность празднования такого события трудно было не обратить внимание, - ведь со¬прово¬ждалось оно, ни много ни мало, приездом и выступлением на центральном ста¬дионе тогдашней звезды советской эстрады Софии Ротару (3). Точная дата возникновения населенного пункта при отсутствии четкого объяснения происхождения его названия вызывает интерес. Существуют не одна а несколько объясняющих версий. На¬пример, многие краеведы склоняются к тому, что данный населенный пункт был образован народом, носившем название «косоги» или «черные клобуки». Другие склонны считать что «Черкассы» это не иначе как, в переводе с тюрского «чер» (сердце) и «кассы» (деревня) – «сердечная деревня». Кроме того, само название «Черкассы» не настолько уж уникально. Существует немалое число населенных пунктов со схожими или даже аналогичными названиями: Черкесск, Новочеркасск, Кинель-Черкассы, многочисленные деревни и села Черкассы и Черкасские разбросанные по Белоруссии, России и "Украине". «Черкасами» также называли в старину казаков, которые, кстати, и обосновали данный город и которые представляли собой этнос, считавшийся основным в регионе, что сегодня является центральной "Украиной". Ведь раньше "украинцев" и называли не иначе как «черкасы». Но настолько ли бесспорно подобное толкование?
Для выяснения истины мы, конечно же, воспользуемся таким непременным атрибутом нынешней жизни как Интернет. Итак, для начала наберем «по ошибке» (как это имело место в моем случае) «Черкасы» с одной «с» и узнаем, что термин «черкасы» употреблялся вместо нынешнего термина «черкесы» до войны Российской Империи на Кавказе. Мы также прочтем информацию об отсутствии четкого единого объяснения происхождения названия этого народа. А также узнаем о том, что черкасы были народом, входившим в состав Золотой Орды. Как и о том, что слово «черкасы» - итальянского происхождения, появившееся от лексикона генуэзских купцов, что самоназвание этого народа – адыги. Что народ этот отличается и отличался своеволием, свободолюбием, мужеством, храбростью. Но среди этого многообразия информации есть одна очень интересная цитата Татищева Василия Никитича. «Оные прежде из кабардинских черкас в 14 веке в княжестве Курском под властью татар множеством сброда слободы населили и воровством промышляли и из-за жалоб многих татарским губернатором которым были на Днепр переведены и град Черкассы построили». Она находится в его «Истории Российской с самых древнейших времен…» (4). Что же с помощью такой лаконичной цитаты хотел донести потомкам покойный Василий Никитич, считавшийся и считающийся заклятым казакофобом и подозреваемый многими в предвзятом отношении к этому вопросу? Какая именно история упоминается в этом емком сообщении? Какие-то слободы, какой-то татарский губернатор, какое-то воровство, «переведены»…Что это – неуемный полет фантазии Тайного Императорского Советника, занимав¬шего одно время пост Астраханского губернатора? Но занимают ли высокие государственные посты люди со склонностью к такого рода вранью? И памятники лгунам обычно не ставят. Если не учесть, конечно, небезызвестного Барона Мюнхаузена. Но Татищев – не Мюнхаузен, фамилии разные и по¬этому давайте-ка все-таки получше изучим: что же все-таки это за цитата? Кстати, Татищев данное со¬общение повторяет уже в другой своем труде – «Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской…». Вот что он там пишет: «Запорожские казаки. Сих начало такое. 1282 года баскак татарской Курскаго княжения призвав черкес от Бештау, или Пятигорья, населил слободы и чинил оными великия разбои и грабления, которыя князь курский Олег по соизволению ханскому разорил, за что после и сам погиб. Но люди оставшие, умножась русскими беглецы, долгое время чинили всюду по дорогам разбои и едва выгнаны, оттуда перешли в Канев к баскаку, которым он назна¬чил ме¬сто ниже по Днепру, где они построили город, назвали Черкесы, где жили без жен. Которое и по¬ляки для пресечения набегов татарских оставили и дали им место в Преволочине, но они, не довольст¬вуяся тем, ниже порогов на Хортицком острову укрепилися и тогда назвалися запорожскими, но не могши от силы татарской удержаться, остая оной, паки вверх перешли и прежния свои городы Черкесы и Канев силою у поляков отняли…… » (5) И это – лишь часть сообщения на эту тему.
К слову сказать, автор этих строк не имеет ничего против черкесского народа, представителей которого упоминает Татищев. Мною движет лишь желание докопаться до истины и «разложить все», так сказать, «по полочкам». Тем более, что нет такого народа, который бы сам себя называл «черкесы», как впрочем, и четкого объяснения происхождения этого названия. Последнего нет и, как выясняется, никогда и не было. О чем сообщают многие источники, в частности генерал и сенатор Филипсон Г.И. (6) и канд. истор. наук Кагазежев Ж.В. (7). Но это – отдельный разговор и не об этом сейчас речь
Итак, начнем с места и времени. Княжество Курское, 14 век. В 14-веке княжество Курское, как и многие тогда земли Руси находилось под властью воинского сословия - орды. Теперь что касается термина «Татарский губернатор»….Власть на юге Руси тогда представляла ордынская администрация в лице так называемых баскаков, занимавшихся сбором дани, учетом населения и держании в повиновении подвластного населения. «Баскак» в переводе с татарского означает «давитель, выжиматель». В Курском княжестве, правда, не в 14-м а в 13-м веке правил баскак Ахмат. Или точнее, как сообщают источники, – «Ахмат, сын Темиров, выходец из Хивинского ханства, откупивший у войска право сбора податей на его содержание и чинивший многие беды населению Курского княжества». Как пишет летопись «князь Татарский злохитръ, и корыстенъ и лукавъ велми, имя ему Ахматъ». Кстати, это тот самый Ахмат, что разрушил в 1284-м году Липецк. Далее, с помощью Никоновской летописи выясняется, что этот же Ахмат таки организовывал слободы! Действительно, этому факту уделяют внимание не только Никоновская летопись, но и российские историки Карамзин Н.М. (8) и Соловьев С.М. (9). И наши современники в лице академика Кучкина В.А. (10), Насонова А.И. (11) и других.
Для более полной картины произошедших событий составим обобщенный конспект их сообщений. Итак, во владениях князя рыльского и воргольского Олега и князя липецкого Святослава ордынский наместник баскак Ахмат построил две большие слободы. Олег и Святослав, родственники между собой, потомки Черниговских властителей, как водилось тогда по обыкновению, то воевали между собой, то жили в мире. В самой же орде на то время было двоевластие – её возглавляли два хана - Ногай и Телебуга. Баскак Ахмат организовал близ Рыльска, как пишут, две слободы, которые наполнялись беглыми людьми и куда стекались негодяи всякого рода. Население этих двух слобод под покровительством, а скорей всего и под управлением Ахмата, занималось сбором дани, проще говоря, просто грабежом окрестных селений. От наемников Ахмата доставалось не только простолюдинам, но и князьям. И тогда, не в силах больше терпеть такое, Олег с согласия Святослава обратился с жалобой к Хану Телебуге. Последний, вняв его просьбам дал отряд и велел разорить слободы. Видя ликвидацию своих слобод, Ахмат решил обратиться со своей жалобой к сопернику Телебуги - Ногаю, оклеветав при этом (как сообщает князь Эристов Д.А.) Олега и Святослава разбойниками. «Сие обвинение», - как сообщает Карамзин Н.М., «имело некоторую тень истины: ибо легкомысленный Святослав, еще прежде Олегова возвращения из орды тревожил Баскаковы селения ночными нападениями, похожими на разбой». Далее – по Соловьеву С.М. «Эти князья, - говорил Ахмат Ногаю, - именем только князья, а на самом деле разбойники и тебе неприятели; если не веришь, то испытай: есть в Олеговой волости много ловищ лебединых: ты пошли своих сокольников, пусть наловят тебе лебедей, и князь Олег пусть с ними же ловит, а потом пусть они позовут его к тебе: если Олег послушается, придет к тебе, то я солгал, а Олег прав». Ногай сделал по Ахматову, послал звать к себе Олега, и тот не пошел: он боялся, что хотя сам он и не грабил слобод Ахматовых, но люди его и князь Святослав липецкий грабили; к этому можно прибавить также, что пойти к Ногаю, признать над собою его суд и власть значило рассердить Телебугу. Сокольники возвратились и объявили Ногаю, что Ахмат прав, а Олег со Святославом разбойничают и не слушаются хана. Ногай рассердился и послал вместе с Ахматом войско для опустошения волости Олеговой и Святославовой. Татары пришли к городу Ворголу в январе месяце, в сильную стужу; Олег, услыхав о Ногаевой рати, бросился бежать в орду к своему хану Телебуге с женою и детьми, а Святослав бежал в Рязанское княжество, в леса воронежские; бояре Олеговы побежали было вслед за своим князем, но были перехвачены татарами, в числе одиннадцать человек. Двадцать дней стояли татары в Рыльском Липецком княжествах, воюя повсюду и складывая добычу в слободах Ахматовых, которые наполнялись людьми, и скотом, и всяким богатством. В числе пленников находились и купцы иностранные, немецкие и цареградские, которых привели закованных в железа немецкие; но татары, узнавши, что они купцы, освободили их и отдали все товары, сказавши: «Вы купцы торгуете, ходите по всяким землям, так рассказывайте всюду, что бывает тому, кто станет спорить со своим баскаком». Бояр Олеговых Ахмат велел перебить и трупы их развешать по деревьям, а в слободах оставил двух своих братьев с отрядом войска из татар и русских. В следующем году по весне случилось обоим братьям Ахматовым идти из одной слободы в другую, а с ними шло 35 человек русских слуг их. Липецкий князь Святослав, услыхав об этом, подстерег их со своими боярами и дружиною, ударил нечаянно, убил 25 человек русских да двух татар, а братья Ахматовы успели убежать в слободу; Святослав преследовал их и туда, но слобожане встретили его с оружием, и с обеих сторон пало много людей в бою. Братья Ахматовы побоялись, однако, оставаться долее в слободе и побежали в Курск к брату, а за ними разбежались и все остальные слобожане. Ахмат прислал к Святославу с миром, но тот убил и посла. В это время возвратился из орды от Телебуги князь Олег рыльский, сделал поминки по боярам своим и всем побитым, после чего послал сказать Святославу: «Что это ты, брат, сделал! Правду нашу погубил, наложил на себя и на меня имя разбойничье, знаешь обычай татарский, да и у нас на Руси разбойников не любят, ступай в орду, отвечай». Святослав велел сказать ему на это: «Из чего ты хлопочешь, какое тебе до меня дело? Я сам знаю про себя, что хочу, то и делаю; а что баскаковы слободы грабил, в том я прав, не человека я обидел, а зверя; врагам своим отомстил; не буду отвечать ни перед богом, ни перед людьми в том, что поганых кровопийцев избил». Такова трагедия, розыгравшаяся в 13 веке в Курском княжестве.
Итак, Ахмат организовал слободы беглыми людьми и с их помощью осуществлял не только сбор дани, но и карательные операции. Действительно, имели место и наличие слобод наемников и их разгон. Значит, получается, Татищев не такой уж и фантазер, раз его цитата согласуется с Никоновской летописью! Значит, все-таки, были в свое время «оные», что «слободы населили» и «воровством промышляли».
Теперь остается узнать: откуда у Татищева информация, что оные именно «из кабардинских черкас» и что они «татарским губернатором …на Днепр переведены и град Черкассы построили»? А действительно, откуда у него такая информация? И здесь начинается самое интересное и загадочное. Дело в том, ни одна из существующих летописей не подтверждает это сообщение. Но вместе с тем заслуживает особого внимания исчезновение Троицкой летописи и пропажа нескольких листков из са¬мой древней – Лаврентьевской и как раз в месте, посвященном событиям в Курском княжестве! Чтобы не быть голословным вот какай интересный отрывок из статьи писателя Тихомирова И.А. (12), в «Журнале Министерства народного просвещения» за октябрь 1884 года. «Рассматривая наконец последний отдел Лаврентьевского свода летописи от кончины Александра Невского до смерти его сыновей, мы прежде всего заметим, что здесь в рукописи, вследствие потери нескольких листков, значитель¬ный пропуск, так что описания годов от 1263 до 1283 нет; пропуск этот пополняется известиями, сохраненными в позднейших летописных сборниках, как-то: Воскресенском, Софийском, Никоновском, а также отчасти Суздальскою летописью по Академическому списку. Под 1283, 1284 и отчасти под 1285 гг. помещены в Лаврентьевском сборнике известия Курскаго происхождения о насилии, кото¬рому подвергались русские от одного татарского наместника»; автор делает указание на себя: «се же зло створися великое грех ради наших, Бог казнить человека человеком; тако наведе Бог сего бусурме¬нина злого за не¬правду нашю, мню бо и князи ради, зане живахуть в которах межи собою. Много о том писати, но то оставим…». «И бъше видъти дело стыдно и велми страшно, и хлъбъ в уста не идяшеть от страха». Тому же автору, вероятно, принадлежит известие о нападении на Татар Святослава, Липовеческого князя и междуусобиях, возникших вследствии этого. Может быть об этих событиях даже было составлено отдельное сказание ( Лет. по сп Лавр. 467-459; Воскр. VII, 176-178; Ник III, 77-84). О каком авторе сообщает Тихомиров И.А. – давайте этот вопрос оставим на совести историков-профессионалов. Факт тот, что такая статья была и она написана человеком, возглавлявшем в свое время Троицкую гимназию в Оренбургской губернии.
Более того, кроме Татищева о данном факте, независимо и не ссылаясь друг на друга, сообщают также генерал-майор Болтин Иван Никитич (1735-1792) и князь Эристов Дмитрий Алексеевич (1797-1858). Вот что пишет Эристов в «Энциклопедическом лексиконе» (13): «Баскак Ахмат поселил близь Рыль¬ска (1282) две слободы под именем казаков. Поселенцы сии были большею частию пришельцы с Кав¬каза. К ним присоединилась толпа разного звания беглых. Покровительствуемые Ахматом, они производили разбои и грабежи во владениях Князей Олега Рыльскаго и Святослава Липецкаго. Князья жаловались хану Телебуге, и наконец с его разрешения разорили селения Ахматовы. Шайки сих разбойников разсеялись и многие из них убежали в Канев…….Между тем жителям разоренных слобод своих, Ахмат назначил место на Днепре. Поселенцы построили себе городок и назвали его Черкассы, потому что главный их атаман и многие из них самих были породою Черкесы». А вот сообщение Болтина И.Н.(14): «В 1282 году, Баскакь Татарской Курскаго Княжения, призвавъ Черкесъ изъ Бештау или Пятигория, насе¬лилъ ими слободы под именемъ Козаковъ. Разбои и грабежи причиняемые ими произвели многия жалобы на нихъ; для коихъ наконецъ Олегъ Князъ Курский, по дозволению Ханскому, ра¬зорил их жи¬лища, многихъ изъ нихъ побилъ,а прочие разбежалися. Сии, совокупяся съ Русскими беглецами, долгое время чинили всюду по дорогамъ разбои, укрываяся отъ поисковъ надъ ними по лесамъ и оврагомъ. Много труда стоило всехъ ихъ оттуда выгнать и искоренить. Многолюдная ихъ шайка, не обретая себе безопасности тамъ, ушла въ Каневъ къ Баскаку, который и назначилъ имъ место къ пребыва¬нию ниже по Днепру. Тут они построили себе городокъ, или приличнее острожокъ, и назвали Черкаскъ, по причинъ что большая часть из ихъ были породою Черкасы, какъ о поселении ихъ въ Курскъ показано». И это – тоже лишь часть интереснейшего сообщения Ивана Никитича. Случайно ли три человека, обладавших репутацией и имевших высокий общественный статус: Татищев, Болтин и Эристов независимо друг от друга сообщают об одном и том же? Почему это имеет место??? На Болтина и Тати¬щева ссылается автор «Исторического описания земли Войска Донскаго» Сухоруков В.Д.(15). На Болтина и Эристова в свою очередь ссылаются российский историк Ригельман Александр Иванович (1720-1789) (16), «Казачий словарь-справочник» (17) и наш современник канд. истор. наук Максидов А.А. (18).
Последние два, кроме всего прочего, акцентируют свое внимание на вышеупомянутой пропаже и на том, что она могла произойти не просто так, а что это, скорей всего, было кому-то выгодно. В подтверждении этого - цитата из диссертации Максидова : «Источник, на который опирался Болтин, не сохранился. Характерно, что и в Лаврентьевской летописи листы, относящиеся к этому эпизоду, тоже исчезли. Есте¬ственно предположить, что они исчезли не случайно и что это дело рук офици¬альных историо¬графов или архивариусов, которые выполняли волю властей».. Там же сообщается сле¬дующее: «Писать о черкесском происхождении казаков было в тогдашних условиях весьма за¬труднительно. Отсюда и те десятки версий о просхождении такого самобытного социума как казаки. Но существование источников, в которых говорится о черкесском (адыг¬ском) проис¬хожде¬нии казаков, несомненно» (18). Вот цитата из «Казачьего словаря-справочника» (термин «Пятигорские Черкассы): «Из числа Пятигорских Черкасс татарский баскак Ахмат в 1282 г. Принял к себе на службу отряд Казаков, которые после построили город Черкассы на Днепре. Они там были и при Татарах, а после считались Запорожцами». Описание этого события изьято из рукописи первоначальной Лаврентьевской летописи и в издании 1962 г. сообщается: «Здесь в летописи не достает нескольких листов. Но этот пробел ос¬тался в памяти благодаря старинным историкам Болтину и Татищеву, которые, вероятно, эти листы еще в своем распоряжении имели» (17а). А вот цитата из толкования еще одного термина там же - «Черкасы»: «Ранний русский исто¬рик И.Волгин, на основании данных какой-то пропавшей хроники, говорит: «В 1282 г. Баскак Татарский Курского княжения, призвав Черкас из Бештау или Пятигорья, населил ими слободы под именем Казаков. Но эти Казаки, не обретши себе безопасности там, ушли в Канев к Баскаку, который и назначил им место к пребыванию ниже по Днепру. Тут они построили себе городок или, приличнее, острожок и назвали Черкассы, по причине, что большая часть из них была породою Черкасы. В основной Лаврентьевской летописи листки относящиеся к этому времени тоже исчезли» (17б). Вот так….
На территории Курской области между тем имеются множество городищ, связанных с ордынским периодом. Но одно из них, - Бесединское, на р. Рать, называемое еще Ратским археологическим ком¬плексом, выделяется своей уникальностью. Вот что пишет о нем кур¬ский археолог канд. истор. наук Енуков В.В.(19): «Особое внимание привлекает Ратский археологический комплекс, расположенный в менее чем тридцати километрах на запад от Курска. Он состоит из небольшого городища, примыкаю¬щего к нему укрепленного поселения 1 (13га) и неукрепленного поселения 2 (11га)». И дальше: «При анализе топографии укреплений поселения 1 сразу бросается в глаза их абсолютная для региона нетипичность………Укреплений с подобной планеографией, тем более охватывающих столь значительную площадь, в пределах Юго-Восточной Руси больше нигде не встречено». В ходе чтения работы Енукова В.В «Курскиа области» и Орда» аналогия со слободами напрашивается сама по себе. К вышенаписан¬ному предположению, пожалуй, следует добавить также то, что Енуков В.В. отме¬чает необычную трапецеидальную форму укреплений в одном из поселений Ратского археологического комплекса. А глав¬ная и уж очень нетипичная улица старейшего района города Черкассы – Казбета, - Кавказская тоже, кстати, имеет трапецеидальную форму. Случайны ли это совпадение и название самой улицы? Почему топография ул. Кавказской и прилегающих к ней переулков настолько нетипична по сравнению с остальной частью города, что невольно напрашивается сравнение с аулом? На этот вопрос тоже пока нет ответа.
Но особое внимание заслуживает совершенно по-иному проливающая свет на этот вопрос книга курского краеведа и археолога Юрия Александровича Липкинга «Далекое прошлое соловьиного края» (20). Особенно если учесть, те заслуги, должности и уважение которые имел, занимал и пользовался этот человек на Курщине и в местном краеведении – в частности. Равно как и то, что Липкинг принимал уча¬стие в экспедициях М.В. Воеводского, А.Е. Алиховой, Т.Н. Никольской и других видных археоло¬гов, проводивших раскопки на Курской земле и сам руководил археологической практикой на раскопках и в музеях десятков студентов исторического факультета Курского государственного педагогического института. А также если учесть то, что в 2003-м году там же на Курщине широко отмечался 100-летний юбилей со дня рождения этого замечательного краеведа, археолога-самоучки, талантливого педагога, писателя, деятельность которого явилась целой эпохой в развитии курского краеведения и археологии (21). Который к тому же был участником Сталинградской битвы и принимал участие в боях на Курской дуге. И в особенности если учесть то, что архео¬логические коллекции Липкинга, документиро¬ванные им са¬мим, упорядочены ныне сотрудниками Курского государственного музея археологии. А также тот факт, что его личный фонд хранится в Государственном архиве Курской области. Уважаемый читатель, согласитесь, что труды заурядного человека не станут хранится в областном госархиве. Так вот, в данной книге в главе «Мертвый город на Рати» Юрий Александрович утверждает, что Бесединское горо¬дище на Рати это и есть одна из слобод баскака Ахмата а вторая, вероятно, находилась на правом берегу Сейма против села Лебяжьего под Курском. То есть его утверждения прямо противоположны заявлениям некоторых научных «светил». Так, например, академик Кучкин В.А. в своем труде «Летописные рассказы о слободах баскака Ахмата» утверждает, что продолжительность существования слобод, судя по всему, не превышает 20 лет. То есть это срок, по его мнению, явно недостаточный для образования так называемого «культурного слоя». Следует сделать вывод: "козаки" - это не субэтнос русского народа, а то, что Л. Гумилёв назвал АНТИСИСТЕМОЙ, химерой, которая паразитировала на русском народе.
Tags: наци
Subscribe
promo koparev september 12, 2016 18:02 397
Buy for 20 tokens
1. Автор: Е. А. Копарев Название книги: Древние славянские письменности Издательство: Авторская книга Год: 2014 Формат: pdf Размер: 8,2 Mb Количество страниц: 185 Качество: Отличное Жанр: Научно-популярная литература Скачать с Я-Диска файл в PDF: https://yadi.sk/i/je-bhjAmc-lzIA fb2…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments