koparev (koparev) wrote,
koparev
koparev

Categories:

Лунная афёра: сокрытие

Люди старшего поколения безусловно помнят формулировку, звучавшую с каждой трибуны партийного собрания: свобода − есть осознанная необходимость!

Данная руководящая установка не требовала большого разъяснения: все мы люди взрослые и должны понимать, что наша свобода говорить жестко ограничена рамками той системы координат, в которой мы находимся. Говорить или молчать - наше право, наш выбор. А вот что конкретно говорить − это предопределено свыше.

Поскольку многими уже неоднократно поднимался вопрос о двуликой роли летчика-космонавта, дважды Героя Советского Союза Алексея Леонова в аспекте темы фальсификации полетов к Луне по проекту «Сатурн-Аполлон», а также ряда сомнений относительно совместного советско-американского полета «Союз-Аполлон» по программе ЭПАС, мы не должны избегать этой острой темы, ибо такой разговор давно назрел, а заодно осветить «обратную» сторону советско-американской лунной гонки.

С кем вы, мастера искусств?


Многие читатели с интересом восприняли материалы главы №11 «Молчание профессора Зорина», где было описано одно из первых, но при этом самых ярких и оглушительных разоблачений фальсификации американских полетов на Луну − знаменитую сцену из фильма «Diamonds are forever» или «Бриллианты навсегда» − седьмой фильм о приключениях Джеймса Бонда с Шоном Коннери в главной роли, где была продемонстрирована сотням миллионов кинозрителей по всему миру картонная «Луна» в секретном павильоне на военной базе США в штате Невада. Вспомним еще раз эпизод драки Джеймса Бонда с астронавтами на съемочной площадке:




Кадр из фильма «Бриллианты навсегда» (1971г.)




На фото:  «Сервейер-7»

Между тем, продюсер фильма Альберт Броколли был хорошо знаком с Говардом Хьюзом − миллиардером, владельцем компании «Hughes Aircraft Co», силами которой была построена серия американских беспилотных космических аппаратов «Сервейер», совершивших мягкую посадку на Луну в 1966-1968г.г. Последний официальный аппарат из этой серии «Сервейер-7» стартовал более 50 лет назад − 07.01.1968г., прилунившись 10.01.1968г. в 25,6 км к северу от кратера Тихо.

Многое указывает на то, что не только идея сценария кинофильма «Бриллианты навсегда» принадлежит Говарду Хьюзу, но и сами съемки происходили на его деньги и под его личным контролем.

В этом нет ничего странного: дело в том, что Говард Хьюз в молодости... сам грешил кинематографом, и даже снял в качестве продюсера кинокомедию «Два аравийских рыцаря» − обладателя Оскара в номинации за лучшую режиссуру 1927 года!

Более того, Говард Хьюз является прототипом одного из главных персонажей − миллиардера Уилларда Уайта, владельца отелей и казино в Лас-Вегасе, а также фирмы, в павильоне которой тайно (против воли хозяина) снимают астронавтов на фальшивой Луне. Это фильм о нем самом!

Съемки фильма начались 5 апреля 1971 года, а уже 14 декабря 1971 года состоялась мировая премьера в ФРГ, и следом 17 декабря в США, 30 декабря в Великобритании.

Таким образом, идея сюжета родилась где-то на рубеже 1970 года − в самый разгар демонстрационных пусков по программе «Сатурн-Аполлон».

Обращает на себя не только то, что съемки фильма курировал сам Говард Хьюз, но и географический порядок выхода фильма на киноэкраны: вначале Германия − родина Вернера фон Брауна, главного конструктора проекта «Сатурн-Аполлон», лишь затем США − где фильм снят, и только потом Великобритания − родина Джеймса Бонда.

Можно предположить, что Говард Хьюз решил таким образом, незадолго до 60-летия господина барона 23 марта 1972 года, преподнести своему заклятому конкуренту Вернеру фон Брауну «подарок» − большую жирную свинью на всю его космическую репутацию.

Именно на этой высокой ноте 26 мая 1972 года, во время исторического визита президента Ричарда Никсона в Москву, главный конструктор и организатор программы фиктивных полетов на Луну Вернер фон Браун был окончательно уволен из НАСА, как было дипломатично сказано, из-за расхождения во взглядах на будущее космонавтики. А недипломатично − барон был вышвырнут на улицу и взят под наблюдение как неблагонадежное лицо...

Такова она, великая сила искусства кино! Мы с вами, будучи людьми взрослыми, отлично понимаем, что не только в социалистическом обществе, но и в странах так называемой «либеральной демократии» кино снимают не просто так, а исключительно по заказу. Просто заказчики именуются по разному, но сути дела это не меняет.

Никсон не случайно приурочил увольнение фон Брауна к визиту в Москву и встрече с Брежневым: это выглядело как голова поверженного барона на подарочном блюде.

Но и после ухода Никсона в отставку, тема Большого космического обмана не затухла, а разгорелась с новой силой, пройдя гигантский путь от крошечного эпизода в «Бриллиантах» до полнометражного художественного кинофильма «Козерог-1».

Автор сценария Питер Хайамс, в 1964-1970 сотрудник американской телерадиокорпорации CBS, под впечатлением трансляции прилунения Аполлон-11, написал в 1972 году киносценарий фильма «Козерог-1», который долгие годы никто не хотел снимать. Только в октябре 1975 года, когда вся американская пилотируемая космическая программа была закрыта на неопределенный срок, когда все декорации «лунной эпохи» стали разбирать и отдавать на слом, − только тогда киностудия ITC Entertainment выделила почти 5 миллионов долларов на съемки фильма, а NASA обеспечило полное содействие съемкам (!) и даже предоставило реальную космическую технику, оставшуюся от проекта «Сатурн-Аполлон».     

Фильм представлял собой завуалированное публичное самооправдание функционеров NASA, чье искреннее желание отправить человека на Луну (в фильме Марс) стало жертвой политических интриг Вашингтона, попыткой снять с себя вину и переложить на правящую элиту.




Если в «Бриллиантах» прототипом одного из главных героев был миллиардер Говард Хьюз, владелец фирмы «Hughes Aircraft Co.», обеспечившей мягкую посадку на Луну аппаратов «Сервейер», то прототипом руководителя полетов в фильме «Козерог-1» был несомненно Томас Пейн − тот самый заговорщик, который уговорил фон Брауна на «пилотируемый» облет Луны кораблем Аполлон-8. Тот самый, который руководил NASA с 21 марта 1969 года по 15 сентября 1970 года. Тот самый, который в январе 1970 года уволил Вернера фон Брауна с поста директора ракетного Космического центра Маршалла, и тот самый, которого выгнали в сентябре 1970 года, сразу же после торжественной встречи американских моряков в Мурманске.

Сам фильм очень скучный и малоинтересный. Вся его изюминка изложена в монологе руководителя космических полетов доктора Джеймса Кэловэя, где он просит по-человечески понять, что по другому поступить он не может, другого выхода нет!

на фото: директор NASA, доктор Томас Пейн




Руководитель полетов, доктор Джеймс Кэловей:

«Если бы существовал какой-нибудь другой выход, или хотя бы надежда на этот другой выход, −

я бы отдал все на свете, чтобы не сидеть с вами здесь. Все!» (к/ф «Козерог-1»)

Я не стану пересказывать весь монолог доктора Джеймса Кэловея, лучше один раз его увидеть, чем миллион раз перечитать о нем чужой пересказ. Просто хочу обратить внимание читателей на некоторые ключевые фразы, записанные сценаристом явно с чужого голоса (о президенте Ричарде Никсоне): «Я сидел два месяца назад у него в кабинете, и он мне говорил: Конгресс рвет меня на части, мне необходим успех. Они ищут повод закрыть эту программу. Еще один срыв равносилен катастрофе! Я на вас надеюсь всем сердцем и душей... И потом что? Он даже на запуск не соизволил приехать...» Просто крик души бывшего директора NASA вырвался на широкие экраны кинотеатров:

Вступительная часть монолога доктора Джеймса Кэловея (к/ф «Козерог-1»)

Окончание своего монолога доктор Джеймс Кэловей произносит в секретной телестудии, где раскрывает некоторые секреты Большого космического обмана: «Хьюстон контролирует настоящий полет. Вся телеметрия поступает из командного модуля, заодно с вашими голосами и медицинской информацией. Мы записали все в ходе тренировки на аналоги».




Студия для съемок фальсифицированного космического полета (к/ф «Козерог-1»)

Это очень важное признание: командный модуль не тонул в океане, а выводился на целевую лунную траекторию в беспилотном режиме для обеспечения радио и телетрансляции сеансов связи с экипажем, для создания максимальной достоверности космических полетов. (Это одна из версий технической организации лунной аферы)

Убеждая астронавтов присоединится к обману, стать его частью, доктор Кэловей произносит поистине программную речь-проповедь: «Наша единственная святыня − космос. Ни во что больше американцы не верят. По вечерам они забираются в свои берлоги, запираются на все замки. Они всего боятся, боятся даже включить телевизор, им страшно услышать очередные плохие новости. Люди во всем разуверились. А вы хотите в пух и прах разнести нашу программу. Представляете, как это на всех подействует?! У меня голова идет кругом, я не знаю, что дальше делать. Я цепляюсь за соломинку, как, впрочем, и все. А вы? Чего добиваетесь вы? Вы хотите лишить американцев последнего, во что они верят?»




Доктор Джеймс Кэловей читает проповедь о космических святынях (к/ф «Козерог-1»)

Лучше и не скажешь! Прекрасная игра Хэла Холбрука. Станиславский ему бы поверил:

Окончание монолога доктора Джеймса Кэловея (к/ф «Козерог-1»)

Обратите внимание на реплику киноактера О. Джей Симпсона: «Мне кажется, меня сейчас вырвет...» − мы еще к ней вернемся.

Речь руководителя полетов, взятого за грудки командиром корабля полковником Брубейкером, завершается эпической фразой: «Эту машину уже не остановить!»

Поражает обилие в кадре подлинного космического инвентаря из проекта «Сатурн-Аполлон».

Поскольку бюджет картины был смехотворно мал по голливудским меркам, то все экспонаты брались в пользование у NASA в оригинальном виде.

Невольно хочется спросить: студия тоже настоящая?!




Макет ракеты Сатурн-5 на стартовом столе




Приборная панель командного модуля корабля Аполлон




Хорошо виден люк с механизмом открытия и боковые иллюминаторы

Фильм «Козерог-1», как вы уже должно быть догадались, был очень прохладно встречен американской «верующей» кинокритикой и проповедниками «космических святынь» из Белого Дома, зато немедленно был приобретен в СССР и дублирован в 1980 году на киностудии «Мосфильм».

Однако, может сложиться неправильное представление, будто в США киноиндустрия уделяла должное внимание разоблачению Большого космического обмана, а вот в СССР мастера искусств напрочь игнорировали тему фальшивой космонавтики, не допуская даже мысли подобной. Это не совсем так, а точнее − совсем не так. Киностудия им. Горького тоже решила поддержать творческий почин американских кинопродюсеров и подготовила алаверды − наш ответ на их бриллианты и козероги.

Пегасы вдохновения

Что самое главное в реализации заказа? Подобрать толкового исполнителя! Причем, желательно, без собственных идей. Чтобы ни влево, ни вправо. Чтобы не боялся ни парадоксальных задач, ни, тем более, парадоксальных решений.

Помните песню «Смуглянка»? Ну, да, кто ж ее не помнит: благодаря фильму Леонида Быкова «В бой идут одни старики» она стала всенародно любимой песней военных лет.




Кадр из кинофильма «В бой идут одни старики» (1973г.)

Между тем, песня эта была написана композитором Анатолием Новиковым и поэтом Яковом Шведовым... в 1940 году, еще до войны!

В ней есть слова, которые несколько озадачивают:

А смуглянка-молдаванка
Отвечала парню в лад -
Партизанский молдаванский
Собираем мы отряд.
Нынче рано партизаны
Дом покинули родной,
Ждёт тебя дорога
К партизанам в лес густой.

Я, конечно, понимаю, что каждому поэту нужно вдохновение. Но, простите за любопытство, какой же Пегас мог посетить в 1940 году поэта Якова Шведова, чтобы ему в мирное время примерещились молдаванские партизанские отряды?!

Для справки: в 1918−1940г.г. современная Молдавия, а также ряд районов Одесской области, которые до революции именовались Бессарабия − входили в состав королевской Румынии. 26 июня 1940 года Вячеслав Молотов вручил румынскому послу в Москве Георге Давидеску заявление советского правительства, в котором от Румынии потребовали немедленной передачи СССР территории как Бессарабии, так и Северной Буковины. 27 июня 1940 года Румыния объявила мобилизацию. А на следующий день, крепко все обдумав и взвесив, решила капитулировать. В считанные дни все румынские войска и административные органы в организованном порядке бежали на территорию «Великой Румынии» в границах до 1918 года, в чем румынским товарищам была оказана практическая помощь со стороны войск Южного фронта под командованием генерала армии Жукова. Уже 3 июля 1940 года, т.е. на 5 день «войны», в Кишиневе состоялся парад советских войск и народная демонстрация по случаю присоединения Бессарабии к СССР.

Поэтому не только Пегас, но даже крепкий допинг не смог бы заставить поэта Якова Шведова придумать молдавских партизан.

Легенду про сюиту в честь Гриши Котовского я попрошу оставить для более наивных читателей. Гриша был налетчиком, бандитом. Неоднократно сидел, бежал из мест заключения. Был приговорен к смертной казни. Потом была революция, Гражданская война... Ни о каких «молдаванских партизанах» история не упоминает. Если только речь не шла о налетчиках с одесской Молдаванки, воспетых Исааком Бабелем.

А еще нужно понимать эпоху, в которую жил автор. Если бы Яков Шведов написал о молдавских партизанах до 26 июня 1940 года − то его бы немедленно арестовали как троцкиста, который хочет представить СССР агрессором на международной арене и вызвать мировую войну с целью организации интервенции в СССР армий империалистических государств. Либо  за разглашение совершенно секретной государственной тайны о скорых планах румынского похода, известных лишь очень узкому кругу высшего руководства СССР.

Но если бы Яков Шведов написал подобную белиберду после 3 июля 1940 года − то его все равно бы арестовали, но уже за контрреволюционную пропаганду, ведь после воссоединения Бессарабии с СССР никаких партизан на советской земле быть не может − только недобитые агенты иностранных разведок, кулаки, белогвардейцы и проч.

Поэтому, напрашивается один возможный вывод: Яков Шведов ни при каких обстоятельствах до такого бы не додумался. Это был заказ!

Нет ничего странного в том, что советское правительство, которое все перевело на рельсы плановой экономики, подходило по-хозяйски к вопросам творческого вдохновения у творческой интеллигенции, не слишком полагаясь на всяких Пегасов и Муз.

Например, все понимали, что грядет советско-германская война. Она неизбежна. Когда она грянет − одному Богу известно. Но когда б это ни случилось, с первого же дня мы должны иметь достойное идейно-патриотическое сопровождение мобилизационной работы, включая строевые и патриотические песни и марши. Поскольку вдохновение − дело случая, а на случай материалисты полагаться не могут, то подобную организационную работу лучше провести заранее, тихо, без ненужной спешки.

Нет ничего удивительного в том, что в первые же дни Великой Отечественной войны 24 июня 1941 года одновременно в газетах «Известия» и «Красная звезда» были опубликованы стихи поэта В. И. Лебедева-Кумача «Священная война». И, сразу же после публикации, композитор А. В. Александров вот так, сходу, написал к ним музыку. А 26 июня 1941 года ее уже исполняли на Белорусском вокзале, провожая солдат на фронт.

Зная, как тщательно редактируются и рецензируются каждый выпуск центральных газет, можно смело утверждать: стихи должны были быть написаны уже 22 июня, чтобы 23 июня сдать в набор, а наследующий день продать тираж газет по всей стране. Но, учитывая медлительность бюрократического согласования таких принципиальных моментов, − то Лебедев-Кумач должен был бы написать «Священную войну» еще до 22 июня!

Полагаю, что так и было. Был творческий заказ и был творческий конкурс (закрытого типа). Песня-победитель была выбрана заранее. И в день начала войны оставалось только растиражировать заранее подготовленный текст и ноты.

Тоже и с песней «Смуглянка». Был заранее дан заказ на патриотическую песню на случай войны с Румынией. Как эта война могла бы сложиться тогда никто заранее не знал. С Финляндией война длилась целых 105 дней кровопролитных боев. С Польшей в сентябре 1939 года управились за две недели. Могло быть по всякому...

Одно только можно утверждать: тот, кто заказал песню «Смуглянка», владел совершенно секретной военно-дипломатической информацией о планах СССР на юго-западном фланге, а исполнитель Яков Шведов был достаточно неглупым человеком, чтобы не задавать лишних вопросов.

Чтобы вы мне окончательно поверили, вот вам исторический факт: весной 1939 года, в ожидании Советско-Польской войны, Сталин не просто распорядился вернуть в репертуар Большого театра одну из самых монархических опер в русском искусстве − «Жизнь за царя (Иван Сусанин)», но и лично курировал постановку, полностью изменив финал оперы как режиссер-постановщик спектакля! Стихи, песни, книги, фильмы, спектакли − все было под строжайшим контролем Верховного режиссера-постановщика...

Сказано «молдаванские партизаны» − значит, так тому и быть! И, главное − никаких собственных идей. Четко по заказу...

Агент Михалков

Все советские «литературные генералы» четко и без лишних вопросов выполняли любые творческие задачи, которые перед ними ставят партия и правительство.

Возьмем, например, Сергея Владимировича Михалкова − советского литературного маршала, автора слов Гимна СССР, а ныне - Гимна России.

Михалков − исполнитель заказов высшего уровня, он номенклатура ЦК КПСС. Ему задачу может поставить лишь высшее руководство страны.

Безусловно, сам Сергей Владимирович тоже что-то для души сочиняет. Но, опять же, только в тех жанрах и на те темы, которые ему дороги и близки.

Для детей − он автор дяди Степы милиционера и других милых детских стихов и басен.

Для взрослых − автор сценариев сатирического «Фитиля», ряда политических детективов на тему работы зарубежных разведок, например «Вид на жительство» (1972г.) о том, как советский турист воспользовавшись туристической поездкой, «выбирает свободу» и остаётся за рубежом...

Для КГБ − это лучший друг и помощник легендарного начальника контрразведки (Второго главного управления КГБ СССР) Олега Грибанова, которому Сергей Михалков помогал в различных делах и делишках. Из того, что мы знаем, Сергей Михалков был лично задействован при вербовке французского посла Мориса Дежана...




Олег Михайлович Грибанов (литературный псевдоним ‒ Олег Шмелёв) (18 июля 1915 ‒ 8 октября 1992, Москва) ‒ один из высших руководителей советских спецслужб, генерал-лейтенант, писатель-киносценарист. Автор, совместно с Владимиром Востоковым (Петроченковым) серии книг и киносценариев о «резиденте» Тульеве.

В числе наиболее громких операций О. М. Грибанова на посту шефа советской контрразведки:


  • внедрение подслушивающих устройств в посольства США и Великобритании в Москве;

  • вербовка посла Франции в СССР Мориса Дежана (1956);

  • разоблачение агента ЦРУ, подполковника Петра Попова (1959);

  • разоблачение агента ЦРУ и МИ-6, полковника ГРУ Олега Пеньковского (1962).

Под руководством Грибанова проходило также знаменитое дело валютчиков Рокотова, Файбишенко и Яковлева (1962).

В 1961 О. М. Грибанову было присвоено звание генерал-лейтенанта.

В мае 1964 года, из-за побега в Женеве своего сотрудника ‒ заместителя начальника 7-го отдела Второго главного управления КГБ Юрия Носенко на Запад, был снят со всех постов, а в августе 1965 года ‒ исключен из партии, лишен звания «Почетный работник госбезопасности».

Сам Юрий Носенко находился в США под арестом до 1969 года по подозрению в том, что он советский двойной агент. Не исключено, что именно он был прототипом «Бекаса», а увольнение с работы и исключение из партии Грибанова должно было лишь укрепить легенду перебежчика. Заместитель Грибанова генерал Филипп Бобков ни тогда, ни сейчас не верил в предательство Носенко. Так это, или нет, сказать сложно, но остается фактом, что Носенко умудрился не только выйти чистым из американских застенков, но и парализовать всю работу ЦРУ гениальным по простоте способом: он писал на всех высокопоставленных сотрудников ЦРУ доносы, обвиняя их в сотрудничестве с Москвой! Его шпионские фантазии упали на благодатную параноидальную почву, ибо Америка 1969 года Ричарда Никсона − это почти тоже самое, что Америка 2019 года Дональда Трампа: поиски русского заговора, везде мерещится рука Кремля...

Даже если он и не был двойным агентом, а только простым предателем и авантюристом, то его измена сослужила хорошую службу.

Но, нет худа без добра! Был Олег Грибанов, да весь вышел. А вместо него возник новомодный писатель Олег Шмелев − не менее легендарный автор сценариев кинофильмов «Ошибка резидента», «Судьба резидента», «Возвращение резидента», «Кольцо из Амстердама» и других.

Зеленый свет и широкую дорогу в литературной карьере исключенного из партии Грибанова (Шмелева) объяснить очень просто: в 1956 году в Венгрии он был вместе с Юрием Владимировичем Андроповым, принимал участие в подавлении Венгерского мятежа...

Не удивительно, что когда 18 мая 1967 года Ю.В. Андропов на целых 15 лет займет главное кресло на Лубянке − за право поставить или экранизировать что-нибудь из творчества Грибанова (Шмелева) будут соревноваться все советские театры и киностудии. Надо признать: успех трилогии о резиденте был оглушительный! Фильмы не просто стали популярными, они стали культовыми, частью народного фольклора.

Кстати, в фильме «Ошибка резидента» показано все настоящее, все реальное, включая свободно говорящего по-немецки бывшего французского гражданина Глеба Плаксина в роли шефа БНД, в роли его помощника − настоящего австрийского антифашиста, бойца спецназа НКВД Эрвина Кнаусмюллера, и даже настоящий полиграф ‒ так называемый «детектор лжи».




Кадр из кинофильма «Ошибка резидента» (1968г.)



https://photo-vlad.livejournal.com/173943.html

Tags: лунная афёра
Subscribe
Buy for 30 tokens
Чувствую, что пора мне показать вам, что у нас получилось. Мы разложили по косточкам известный немецкий фахверк от компании Хуф Хаус (HUF HAUS), взяли все самое лучшее и собрали свой дом, который уже в самое ближайшее время может построить любой желающий, бесплатно используя все наши наработки.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments