koparev (koparev) wrote,
koparev
koparev

Category:

К версии Покровского-Юровского 2

Свидетельство Кудрина.

Фото: Михаил Медведев-Кудрин 1930-е

В сборнике «Исповедь цареубийц» воспоминания М.А. Кудрина представлены в двух текстах: «Отрывок из неопубликованной рукописи» и «Расстрел царской семьи Романовых в городе Екатеринбурге в ночь на 17 июля 1918 года». Второй из указанных текстов, представляет из себя, по словам Ю.А. Жука, устное свидетельство, записанное сыном за месяц до смерти отца. Именно в нем содержится и рассказ о захоронении под «мостиком». М.А. Кудрин предваряет его оговоркой: «Все, что я расскажу об операции повторного захоронения, я говорю со слов моих друзей: покойного Якова Юровского и ныне здравствующего Исая Родзинского, подробные воспоминания которого должны быть непременно записаны для истории».

Приведем рассказ Кудрина, начиная с попытки сжечь тела, извлеченные из шахты. «Готового плана перезахоронения у ребят не было, куда везти трупы никто не знал, где их прятать — также. Поэтому решили попробовать сжечь хотя бы часть расстрелянных, чтобы из число было меньше одиннадцати. Отобрали тела Николая II, Алексея, царицы, доктора Боткина, облили их бензином и подожгли. Замороженные трупы дымились, смердили, но никак не горели. Тогда решили останки Романовых где-нибудь закопать. Сложили в кузов грузовика все одиннадцать тел (из них четыре обгоревших), выехали на коптяковскую дорогу и повернули в сторону Верх-Исетска. Недалеко от переезда (по-видимомму через Горно-Уруальскую железную дорогу, - на карте место уточнить у Родзинского), в болотистой низине машина забуксовала в грязи – ни вперед, ни назад. Сколько ни бились, ни с места. От домика железнодорожного сторожа на переезде принесли доски и с трудом вытолкнули грузовик из образовавшейся болотистой ямы. И вдруг кому-то (Юровский говорил мне в 1933 году, что – Родзинскому) пришла в голову мысль: а ведь эта яма на самой дороге – идеальная братская могила для последних Романовых. Углубили яму лопатами до черной торфяной воды. Туда, - в болотную трясину спустили трупы, залили их серной кислотой, забросали землей. Грузовик от переезда привез с десяток старых пропитанных железнодорожных шпал, - сделали из них над ямой настил, проехались по нему несколько раз на машине. Шпалы немного вдавились в землю, будто бы они всегда тут лежали»(«Исповедь цареубийц», стр. 191).

Что обращает внимание в этом отрывке? Во-первых, упоминание попытки сжигания тел расстрелянных, при готовности, прямо скажем, изобразить исполнителей важнейшего поручения революции как каких-то идиотов. Во-вторых, небрежность передачи рассказа Юровского: хоронят все одиннадцать трупов. Можно ли видеть в этом рассказе хоть сколько-нибудь достоверное свидетельство? По ряду причин, нельзя. Прежде всего, оно заведомо вторично, со слов самого автора. Кудрин ссылается на Юровского и Родзинского как на источники информации. Он упоминает о встречах с Юровским в 1933 году. В беседе с Г. Никулиным Михаил Кудрин-младший упомянул о встречах Юровского с Кудриным в 1936 г. Юровский держался версии Покровского, научил и Кудрина, что так будет правильно Далее, нельзя не сказать о том, что, что М.А. Кудрин не вызвал доверия среди историков-коммунистов, когда, стараниями его сына, воспоминания Кудрина всплыли на поверхность. Публиковать их не рекомендовали. В этом плане стоит обратиться к документу, интересному в разных отношениях

Справка центрального партийного архива «О расстреле Николая II и его семьи»

Как может убедиться читатель, некоторые эпизоды воспоминаний Кудрина прямо обличаются в этой «Справке» как измышленные, и выражается сомнение в том, что М.А. Кудрин вообще участвовал в расстреле, а не то что первым убил Царя (Михаилу Александровичу, очевидно, хотелось войти в историю). В частности, указывается на то, что в своей автобиографии, написанной М.А. Кудриным в 1931 г. при вступлении в общество старых большевиков, он об участии в расстреле Царской Семьи ничего не писал. Можем ли мы верить словам этого человека? Да, он, вместе с Ермаковым, был одним из главных «похоронщиков»; как и другие, врет про погружение тел в шахту, как и в «Записке Юровского», упирает на спонтанность принимавшихся решений. Традиционная изолганность партийца.

Стоит отметить, что в «Справке» нет анализа сокрытия следов цареубийства: в ней одновременно и упоминается — как авторитетный источник — книга П.М. Быкова «Последние дни Романовых» (в которой, как известно, утверждается, что тела сожгли), и цитируется рукопись М.Н. Покровского, так и обозначенная в тексте «Справки»: «В центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС сохранилась рукопись М.Н. Покровского о расстреле Николая Романова». Приложение № 2 к рассматриваемой «Справке» — это тот самый текст, который станет «Запиской Юровского» и который назван здесь «Покровский о расстреле Романовых». Авторов «Справки» интересовало только то, что по Покровскому, в Царя стрелял Юровский, а Кудрин как участник расстрела не упомянут, отсюда и название: «о расстреле», хотя текст Покровского приведен целиком.

Версия захоронения тел расстрелянных полностью принимается (и фигурирует как информация, полученная от Юровского) в документе, составленном после изучения как воспоминаний Кудрина, так и бесед с Никулиным и Родзинским, а именно в «Докладной записке секретаря ЦК КПСС Л.Ф. Ильичева Первому секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву о письме сына М.А. Медведева на имя Хрущева с анализом документальных данных об убийстве царской семьи». (дата: 6 июня 1964 г). Конечно, никакого анализа свидетельств в тексте Ильичева нет, при этом И.И. Родзинскому и его показаниям придается весьма большое значение.

Свидетельство И.И. Родзинского.

Фото: Исайя Родзинский 1935

Читатель уже знаком с главной несуразицей в показаниях Исайи Родзинского, послужившей главной несуразице в статье г-на Жука. Укажем и еще «завиральные» штрихи в показаниях Исайи Иделевича. Он, кстати, ничего не говорит о дождях 18 июля в районе Коптяков. О холоде говорит, а о дожде ни слова. Прежде всего, в описании Родзинского (так и в тексте «Записки Юровского», так и у Кудрина), большевики, которым поручено отвественнейшее дело, адекватностью не отличаются. Как и у других рассказчиков, тела расстрелянных погрузили в шахту. (Мы уже отмечали, что, хотя бы по Бафталовскому, этого не было). Далее Родзинский очень эмоционально описывает: «Так вот, их тогда туда опустили и посчитали дело законченным. Но когда приехали на следующий день и доложили, что, где и как — схватились за голову все. Чепуха! Нельзя так. Нам ведь оставлять надо город через несколько дней, Что же получится, ведь явно, что найдут всех». Далее: «Казалось бы, на этом этапе уже надо было решить сначала, куда и как захоронить(т.е. еще до вытаскивания тел из шахты – В.А. и А.М.), а уж потом, а потом меры предпринимать. А вышло наоборот. Приехали и первым делом занялись тем, что вытащили всех и сложили. Сложили, а рядом дорога. Нелепость страшная. <…> Ну, вот, повытаскивали мы их, уложили, покрыли рогожами; рогожи привезли с собой. А что дальше делать? Встали. Подготовленного ничего. И не думали даже об этом. А тут, понимаете, уже рассветает, рядом дорога. День. На базар едут. Но все-таки одного конного выставили <…> Боялись: дорога, лес, ребята за грибами пойдут. Селение рядом. Вот и пришлось искать, что будем делать» («Исповедь цареубийц», стр. 425).

Комментарии излишни, достаточно обратить внимание на ни с чем не сообразные слова: «На базар едут!», «одного конного выставли», «ребята за грибами пойдут». Дальше Исайя Иделевич рассказывает, как повезли расстрелянных в найденную посланными для того разведчиками — все спонтанно! — брошенную шахту, как машина застряла, и сколь спасительным явилось соображение: тут и захоронить. Родзинский: «Ну, тут часть разложили мы этих самых голубчиков и начали заливать их серной кислотой, обезобразили все, а потом все это в трясину. Неподалеку была железная дорога. Мы привезли гнилых шпал, проложили мостик, через самую трясину. <…> а остальных на некотором расстоянии стали сжигать»(«Исповедь цареубийц», стр. 426).

Интересно отметить следующую деталь. В своем выступлении перед старыми большевиками 1 февраля 1934 г. в г. Свердловске Юровский сказал: «Потеряв нас, когда мы уже все кончили, приехали ребята из облЧК: товарищи Исай Родзинский, Горин и еще кто-то» (В.В. Алексеев. Гибель Царской Семьи: мифы и реальность. Екатеринбург 1993, стр. 116). Следовательно, по Юровскому, Родзинский вообще не принимал участия в захоронении. Снова ложь (и зачем?).

Далее текст, уже знакомый читателю. Надо сказать, что, по Родзинскому, машина застряла «к вечеру», так что получается, что в город он ездил («доложиться»), поздно вечером, а вернулся ночью. Как бы нормально. Но, если сравнить с другими показаниями и учесть сколько нужно времени на сжигание тел, повествование Родзинского никак не укладывается в последовательность событий.

Тут стоит заново коснуться одной подробности. Аудиозапись показаний Родзинского оказалась доступной рядовым посетителям выставки «Гибель семьи Императора Николая II. Следствие длиною в век», проходившей летом 2012 года в Архиве РФ: можно было взять наушники и прослушать. Причем, есть интересная деталь в устном рассказе Родзинского, не вошедшая ни в книгу В.В. Алексеева, ни в книгу Ю.Жука «Исповедь цареубийц» (Алексеев, заметим, не претендует на полноту воспроизведения аудиозаписи, а Ю.А. Жук претендует) Деталь такая. Родзинского спрашивают: «Долго жгли, до конца?», тот отвечает: «Долго жгли, по-моему, долго жгли, до конца». «До конца» было сказано уверенно, как уверенно говорят свидетели того, что сами видели. Важно отметить, что в 1964 году Исайя Иделевич Родзинский (1897-1987), хоть и жаловался иронически на собственную память, был в здравом уме, ему было 69 лет — бодрый, цинично похохатывавший старик.

Объяснение может быть только одно: И.И. Родзинский говорит о сожжении тел на Ганиной Яме, произведшим на него большое впечатление, а при этом выполняет наказ: машина застряла, захоронили под «мостиком» и т.д.

Свидетельство Г. Никулина носит опосредованный характер.

Фото: Григорий Никулин

Григорий Петрович, не участвовавший в сокрытии следов преступления, предлагает узнать подробности у Родзинского, но затем берется рассказывать: «Был подготовлен, так называемый, шурф. Шурф – это...это такое...». Его спрашивают: «Колодец?» - Никулин: «Колодец. Куда, значит...Вход в заброшенную шахту по добыче золота. Это недалеко там, в деревне Коптяки (от деревни Коптяки – поправляет составитель Ю.А. Жук). И их туда специально бросили. А потом пришли к выводу, что это же неправильно. Если их там найдут, понимаете... <…> Стали их оттуда, значит, вытаскивать. Вытащили. И вот потом, значит, доставили несколько бутылей серной кислоты, разожгли такие громадные костры и начали эти трупы сжигать: часть — серной кислотой, часть — кострами <…> Одним словом, на следующий... Это длилось в течение всего семнадцатого и в начале даже восемнадцатого. И только во второй половине дня приехал, значит, Юровский в Ипатьевский дом и привез, значит, такой вот ворох драгоценностей» («Исповедь цареубийц», стр. 214).

Мы не то что не видим никакого подтверждения захоронения под «мостиком», но видим очевидное подтверждение версии Н.А. Соколова — о сожжении расстрелянных на Ганиной Яме. При этом Никулин виделся с Юровским сразу же по окончании дела. Странно, конечно, что Г. Никулин не был проинструктирован, какой нужно держаться версии. (А какой-то инструктаж он прошел! — не зря в его беседе упоминается, что он знаком с книгами Соколова и Дитерихса). Что ж, это из серии «у всех не все гладко».

Свидетельство Сухорукова

Григорий Иванович Сухоруков был уральцем, красноармейцем. Летом 1918 года он проходил службу в составе Особого отряда Уральской Областной Чрезвычайной Комиссии, участвовал в сокрытии трупов Царской Семьи. Им оставлены краткие воспоминания, датируемые 1928 годом – Ю.А. Жук считает, что они были написаны по просьбе Уральского Истпарта (Комиссии по истории Октябрьской революции и РКП(б)) к 10-летию со дня расстрела Царя. Ю.А. Жук пишет: «Воспоминания Г.И. Сухорукова – первый и единственный в своем роде документ, подробно рассказывающий о проведенной уральскими чекистами операции по сокрытию трупов убитой Царской Семьи и находящихся при Ней лиц (Не считая воспоминаний И.И. Родзинского, записанных на магнитофонную пленку в 1964 году)». Усомнимся в справедливости слова «подробно» — речь идет о 14 строчках. Как и другие свидетели в пользу «Записки Юровского», Сухоруков утверждает, что чекисты не знали, что делать с трупами: «По извлечении трупы сложили недалеко от шахты и закрыли палатками, приступили к обсуждению: куда девать? Сначала решили вырыть яму прямо на дороге, закопать и сильно снова заездить, но грунт оказался каменистым, и эту работу бросили, решили дождаться автомобилей и с соответствующим грузом потом отвезти в В-Исетский пруд. Вечером пришли автомобили; трупы уже были погружены на повозки, и мы с повозок их снова перегрузили на автомобили и поехали. Недалеко была мочежина настланная шпалами в виде моста и здесь-то задний грузовик, почти проехавши, застрял, все наши усилия ни к чему не привели, и решили шпалы снять, выкопать яму, сложить трупы, кислотой, закопать и снова наложить шпалы. Так было и сделано. Для того, что если бы белые даже и нашли эти трупы и не догадались по количеству что это царская семья, мы решили штуки две сжечь на костре, что мы и сделали. На наш жертвенник попал первый наследник, и вторым младшая дочь Анастасия. После того, как трупы были сожжены, мы разбросали костер, на середке вырыли яму, все оставшееся – недогоревшее, сгребли туда и на том же месте снова развели огонь и тем закончили работу» («Исповедь цареубийц», стр. 459).

Что в итоге

На наш взгляд, беспристрастный читатель может сделать, в итоге, следующие выводы:

1) «Записка Юровского» исполнена противоречий и лживых сведений, Более того, нет ни одного эпизода в «Записке», относящегося к заметанию следов преступления, который в «Записке» не был бы искажен или лживо описан. Возражения Ю.А. Жука несостоятельны.

2) Я.М. Юровский не может считаться автором «Записки Юровского». В крайнем случае, он лишь соавтор М.Н. Покровского, большевистского историка-фальсификатора. Версию захоронения поэтому естественно обозначать как версию Покровского-Юровского.

3) Свидетельства в пользу версии Покровского-Юровского исходят только от лиц, причастных к цареубийству, причем даже их нельзя считать друг с другом согласными.

4) Расследование цареубийства, проведенное в ЦК КПСС в первой половине 1964 не подтвердило версии Покровского-Юровского. А именно, в связи с этим расследованием можно констатировать следующее:

   А) Свидетельство М.А. Кудрина не является достоверным. Даже партийные историки и архивисты выражали недоверие к этому автору. Его описание захоронения под «мостиком» можно считать столь же сомнительным, как и приписывание себе главенствующей роли в цареубийстве.

   Б) Свидетельство И.И. Родзинского содержит серьезные противоречия и несуразности. Возраст (69 лет), состояние рассудка и живая готовность к общению Исайи Иделевича говорят при этом о нормальном состоянии его рассудка. Объяснение противоречиям и несуразностям в его показаниях заключается в том, что Родзинский, говоря о захоронении под «мостиком», выполняет чье-то поручение, а говоря о сожжении тел, вспоминает то, чему сам был свидетелем на Ганиной Яме.

   В) Цареубийца Г. Никулин свидетельствует, пусть и опосредованно, лишь о том, что тела Царственных Мучеников и их слуг сжигались на Ганиной Яме.

5) Свидетельство Сухорукова, по его краткости и легковесности, носит вторичный характер и не дает оснований для доверия версии Покровского-Юровского.

Итак, мы снова и снова приходим к тому, что версия Покрвоского-Юровского не имеет никакого исторического обоснования.



Tags: царь
Subscribe

Posts from This Journal “царь” Tag

promo koparev september 12, 2016 18:02 397
Buy for 20 tokens
1. Автор: Е. А. Копарев Название книги: Древние славянские письменности Издательство: Авторская книга Год: 2014 Формат: pdf Размер: 8,2 Mb Количество страниц: 185 Качество: Отличное Жанр: Научно-популярная литература Скачать с Я-Диска файл в PDF: https://yadi.sk/i/je-bhjAmc-lzIA fb2…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments