February 9th, 2020

орел

Художественные музеи мира

Как провести увлекательный и интеллектуальный вечер


Если к концу новогодних праздников вас потянуло к прекрасному, не обязательно вставать с дивана (на спорт же вас ещё не потянуло!). Благодаря современным технологиям прогуляться по лучшим музеям мира можно с помощью компьютера или ноутбука, а мы выбрали для вас самые интересные маршруты и места.

1. Третьяковская галерея


Третьяковская галерея — один из главных символов Москвы. Музей, который был основан ещё в 1856 году Павлом Третьяковым. Здесь в постоянной экспозиции — золотой фонд русской живописи: иконы, Репин, Суриков, Васнецов, Малевич и Кандинский.

Collapse )

Buy for 30 tokens
Чувствую, что пора мне показать вам, что у нас получилось. Мы разложили по косточкам известный немецкий фахверк от компании Хуф Хаус (HUF HAUS), взяли все самое лучшее и собрали свой дом, который уже в самое ближайшее время может построить любой желающий, бесплатно используя все наши наработки.…

Землетрясение, которое изменило мир

Всего лишь два с половиной века назад Португалия была одной из самых могущественных и преуспевающих стран мира. Ей принадлежала вся Бразилия, колонии в Парагвае, Мозамбике, Анголе, на Азорах, в Гоа, Макао и Малакке. А также грандиозный флот, позволяющий вести межконтинентальную торговлю. С мнением Португалии не просто считались — эту страну боялись. И, хотя к середине XVIII века Португалия слегка сдала свои лидерские позиции, она по-прежнему была процветающей империей Европы.





Гравюра с видом Лиссабона до землетрясения


[Дальше...]



Лиссабон, столица Португалии. Расположенный на краю Старого света, обдуваемый океанским ветром, весь из белого камня, он производил на путешественников сильное впечатление. Лиссабон казался осколком Африки на европейском берегу. Собственно, одно из прозвищ города и было «африканский город» — преимущественно из-за огромного количества рабов, которых свозили сюда из всех колоний Португалии. Они эффектно чернели на фоне домов из мрамора — любимого камня Лиссабона. Черные таскали носилки с католическими священниками и заморскими купцами по улицам, изнывавшим от не по-европейски злого солнца.


Королевский дворец и набережная реки Тежу







Еще одно негласное название Лиссабона — «город Бога». Ибо не было в Европе более преданного католицизму города, чем португальская столица. В пределах городской черты насчитывалось 40 приходских церквей, 121 часовня, 90 монастырей и зарегистрировано 150 религиозных братств. Иисус выглядывал в Лиссабоне из-за каждого угла, а по религиозным праздникам от него и вовсе некуда было спрятаться. Никто и не пытался. Все население Лиссабона — а к середине XVIII века оно составляло около 250 тысяч человек — с энтузиазмом и при каждой возможности отправлялось в пышно убранные, великолепные церкви.

Поневоле поверишь, что Бог особенно расположен к городу. Жители Лиссабона и верили...

Некоторые религиозные обряды, привычные для лиссабонца, приезжему казались дикостью. Английский путешественник Джордж Уитфилд, посетивший Лиссабон весной 1753 года, так описывает один ритуал: «Однажды ночью, примерно около двух часов, я увидел процессию из почти двухсот каявшихся грешников, преклонивших колени прямо на улице, пока монах, стоявший на возвышении на фоне распятия и державший в руках крест, проповедовал с особой горячностью. Все молившиеся были босы, а на ногах их болтались цепи, которые, соприкасаясь с дорогой, пренеприятно грохотали».




Лиссабон до и во время землетрясения 1755 года в гравюре Mateus Sautter SEC. XVIII (частный кол.)






Католический Бог вообще и покровитель Лиссабона святой Винсент в частности щедро одаривали своих верных поклонников: гигиенические условия в Лиссабоне были лучше, чем в уже упомянутом Париже, а функция третьего по значению портового европейского города (первыми двумя значились Лондон и Амстердам) позволяла жителям Лиссабона наслаждаться экзотическими яствами, тканями и прочими потребительскими радостями. Конечно, поневоле поверишь, что Бог особенно расположен к Лиссабону! Жители Лиссабона и верили. Верили бесконечно, ревностно, без оглядки. Пока их вера не просто пошатнулась — не рассыпалась на части и не придавила их.

Роковые для Португалии и Лиссабона события, которые произошли 1 ноября 1755 года, пришлись на один из главных для верующих католиков праздников - 1 ноября они отмечают один из самых важных в году праздников — День всех святых.

Поэтому 1 ноября 1755 года был праздничным днем. Многочисленные торговые лавки Лиссабона были в этот день закрыты — не до работы, такой праздник! Те, кто имел дорогостоящую привычку спать до обеда, встали пораньше, дабы успеть на утреннюю службу в ближайшую к своему дому церковь.

А в октябре, примерно за неделю до катастрофы на расстоянии до 600 км от Лиссабона происходят странные и необъяснимые явления: высыхают некоторыеколодцы, другие, напротив, с силой выбрасывают воду, в третьих вода меняет уровень, мутнеет илиначинает неприятно пахнуть. Из нор вылезают пресмыкающиеся, домашние животные волнуются, стремятся покинуть прибрежные районы, взобраться на возвышенности.











К началу службы все церкви города были забиты: люди толпились и в боковых нефах храмов, и на их ступеньках. Священники облачились в белые ризы по случаю праздника. Лиссабонское солнце, обычно наглое и палящее, целомудренно заглядывало в храмы сквозь цветные витражи. Свечи на алтаре, осознавая важность своей миссии, едва слышно потрескивали, их пламя колыхалось. Воздух был заряжен дыханием тысяч молящихся. Было около 9.20 утра.

Почти одновременно церковные хоры в разных частях Лиссабона мелодично затянули: Gaudeamus omnes in Domino, diem festum... Вдруг пламя свечей покачнулось. Еще раз и еще. Кто-то схватился за стоявшую спереди скамью, послышались шепот и вскрики. Толчки не прекращались. И тут свечи начали опрокидываться. Вспыхнули бумажные цветы, загорелись алтарные покровы.

Статуи святых последовали примеру свечей: они спустились со своих пьедесталов прямо в толпу. Казалось, камни вековых церквей ожили, чтобы упасть на головы несчастных. В возникшей суматохе едва ли кто-то заметил, что колокола церквей зазвонили — так велика была сила первого подземного толчка. Назвать паникой то, что наступило за этим, нельзя. Это не было паникой. Это был апокалипсис.



Джованни Пиранези. Землетрясение 1755 года в Лиссабоне.




Прямо на причал надвигалась гигантская гора, целиком состоявшая из воды...

Обезумевшие от ужаса люди кинулись из церкви, но были и те, кто остался, продолжая исступленно молиться. Те, кому удалось достигнуть улицы, обнаружили поистине библейскую картину. Трехминутный толчок уничтожил привычную картину мира. Дома послушно складывались в гармошку, иногда унося за собой на тот свет улицу, на которой они стояли, — засыпав и ее, и всех, кто на нее выбежал. Но самое главное — Лиссабон погрузился во тьму, поистине в тьму египетскую. Пыль, поднявшаяся от разрушенных домов, моментально заслонила солнце, которое теперь напоминало о себе лишь мутным бледным пятном.

Последовавший через несколько минут после первого второй толчок был уже излишней мерой: Лиссабон и так лежал в руинах. Ни одна война, ни одна осада не могла бы и за годы сделать с этим великим городом то, что природа сделала за несколько минут. Третий, самый короткий, минутный, толчок не заставил себя ждать. Наконец земля успокоилась.

Кто мог встать на ноги, встал. Кто-то, пошатываясь, изумленно озирался. Кто-то, потеряв рассудок, с криками бежал, куда глаза глядят. Окровавленные священники в порванной одежде ходили по развалинам с призывами покаяться. Отовсюду раздавались стоны и крики о помощи от похороненных заживо под обломками собственных домов.







Страх очередного толчка погнал людей на побережье. Порт был переполнен желавшими уплыть прямо сейчас, лишь бы подальше от этого кошмара. Вскоре из толпы тех, кто искал убежища в порту, послышались крики: «Смотрите, смотрите, море!» Действительно, с морем происходило нечто странное. Его уровень опускался все ниже и ниже на глазах испуганных лиссабонцев. Наконец под шепот и вздохи многотысячной толпы море отступило от причала окончательно, обнажив его дно — скелеты брошенных кораблей и кучу мусора. Казалось, вода решила бежать из этого оставленного Богом «города Бога». Еще через несколько минут вода начала возвращаться. И толпа снова наполнилась криками, потому что то, что она увидела, было выше человеческого понимания. Прямо на причал надвигалась гигантская гора, целиком состоявшая из воды. Она приближалась неумолимо и свирепо, и даже те, кто моментально сориентировался и кинулся прочь, понимали, что это конец.








Прошло примерно полтора часа после первого толчка, когда Лиссабон накрыла 17-метровая волна цунами. Она разрушила все корабли, стоявшие в гавани, и смыла в океан несчетное количество людей. Те же районы города, которые избежали цунами, постигла другая участь — пожары. Пять дней Лиссабон полыхал. В огне сгинули не только тела, но и картины Рубенса и Тициана, бесценные португальские карты времен географических открытий и вся Лиссабонская библиотека, насчитывавшая 80 тысяч редких томов. Когда пожары поутихли, а пыль разрушений улеглась, солнце вновь осветило то, что, по словам одного путешественника, «было, но больше не является Лиссабоном». Стало очевидно, что город не просто сровнялся с землей. Город превратился в ад на Земле. И что делать с этим дальше, было совершенно непонятно.


Из праха и руин

Во время землетрясения король Жозе I, его супруга Мария Анна Виктория и четыре их дочери находились в королевской резиденции Белем в предместьях Лиссабона и физически ничуть не пострадали. С моральным духом у короля дела обстояли куда хуже. Для начала Жозе I, едва оставшийся в живых, выслушав доклад о плачевном состоянии дел в столице, отказался жить во дворце (клаустрофобия не покинет короля до самой смерти), предпочтя ему палатки. Его первой идеей было бросить разрушенный город и провозгласить столицей какой-нибудь другой, целый. К счастью, рядом с королем был человек, которому в голову пришли идеи получше.










Более того, он мог их осуществить. Его звали Себастьян Жозе ди Карвалью-и-Мелу, будущий маркиз ди Помбал. Деятельный и дерзкий, Карвалью не принадлежал к верхушке аристократии, но внедрился в нее путем двух удачных женитьб. Он был талантливым администратором. И Лиссабонскому землетрясению, ставшему крахом карьер и жизней многих, суждено было стать кульминацией карьеры Карвалью.

Пока король судорожно глотал воздух, бегая меж палаток, Карвалью за одну секунду стал фактическим правителем бедствующей страны. Согласно расхожей легенде, на вопрос короля «Что же мы теперь будем делать?» Карвалью ответил: «Что нам делать сейчас? Похороним мертвых и позаботимся о живых».

Уже первый пункт этого лаконичного плана встретил затруднения. Дело в том, что Католическая церковь признает похороны лишь в освященной земле, но у министра не было на приличествующую процедуру ни времени, ни освященной земли. В течение нескольких дней Карвалью пытался убедить Святую Церковь в невозможности устройства похорон на должном католическом уровне. В конечном счете с условного благословения священников он нагрузил три полные баржи телами, после чего баржи были выведены в море и потоплены. Другим поводом для беспокойства была возможность распространения заразы из-за разлагавшихся под обломками зданий останков. Едва ли в данном случае уместна поговорка «нет худа без добра», но пожары, полыхавшие пять дней, превратили Лиссабон в гигантский крематорий, а значит, уменьшили возможность возникновения инфекции.




Луи Мишель Ван Лоо. Портрет маркиза де Помбала. 1766 год.
Маркиз указывает рукой на вновь отстроенный Лиссабон.





После того как город очистили от тел и обломков зданий, Карвалью издал указ, запрещающий самовольное строительство из кирпича. Впервые в европейской истории инженерам была поставлена задача создать здания с конструкцией, устойчивой к землетрясениям. Чтобы проверить здание с такой конструкцией, вокруг него приглашали помаршировать полк солдат. Перепланировкой города пригласили заниматься не именитого архитектора, а опытного 78-летнего военного инженера, концентрировавшегося не на эстетической части, а на безопасности горожан в случае повторения катастрофы. Так, улицы стали шире, а возможностей выбраться из города — больше.

Через полгода после катастрофы по всей Португалии были распространены опросные листы, содержавшие 13 вопросов, касавшихся землетрясения. Все они были составлены по требованию Карвалью и под его надзором. Но опросные листы не помогли установить количество жертв. Считается, что при землетрясении 1755 года в Лиссабоне погибло около 100 тысяч человек. Фактически каждый третий. Точнее посчитать погибших оказалось невозможно: некоторые семьи пропали целиком, большая часть приходских книг сгорела.


Пострадал не только Лиссабон.
Землетрясение разрушает не менее шестнадцати городов Португалии. Ближайший к Лиссабону город
Сетубал наполовину разрушен землетрясением, затем полностью уничтожен цунами. На юге страны,
в провинции Алгарве, прибрежные города и деревни смыты гигантскими цунами.
Разрушения есть в западной части Испании - в Севилье и Малаге, в Кадисе затоплен целый
квартал. В горах появились крупные трещины, а на побережьях, в том числе и на побережье
Северной Африки, возникают скальные обвалы.




Немецкая гравюра. Лиссабонское землетрясение и приливная волна 1 ноября 1755 г.







Трехметровое цунами обрушилось на марокканское побережье, от Танжера до Агадира. Рядом с городом Мекнес земля сотряслась, разверзлась и поглотила, согласно записям настоятеля Королевского монастыря Мекнеса, «деревню со всеми хижинами, людьми, лошадями, верблюдами, мулами, коровами и другими животными». Термальные источники чешской Теплице начали вдруг плеваться глиной.

Через несколько лет, когда опросные листы Карвалью разойдутся по империи, выяснится, что еще за неделю до землетрясения во всех регионах Португалии и Испании наблюдались признаки надвигавшейся катастрофы. Некоторые реки обмелели, другие, напротив, разлились, а домашние животные проявляли беспокойство.
Меняется береговая линия Португалии и устье реки Тежу.

Опросный лист Карвалью считается первой в истории попыткой понять природу землетрясений. Именно с этих листов, бережно хранящихся нынче в Национальном архиве Португалии, началась наука сейсмология.









Бог или не Бог?

Сказать, что лиссабонская трагедия стала величайшим потрясением для Европы, — не сказать ничего. Фактически это землетрясение изменило не только ход истории (что, в частности, выразилось в ослаблении католической лиги мира), но и менталитет европейцев. Изменения, как это часто бывает, начались со склонной к мышлению части общества. В эпоху Просвещения такой частью были философы (а поскольку в Европе как раз вовсю развивалось газетопечатание, каждый печатный листок, пестревший новыми подробностями трагедии, регулярно поставлял им свежую информацию для дебатов).

Первым деянием Бога возмутился Вольтер. «Посмеете ль сказать, скорбя о жертвах сами: Бог отомщен, их смерть предрешена грехами?» — вопрошал оппозиционный философ в поэме «На гибель Лиссабона». Вопросами задавался и, например, Руссо. Да что там, все ранние работы Канта лелеют идею о том, что любая попытка теодицеи, то есть оправдания Бога, жалка и бессмысленна. Что после трагедии Лиссабона оправдывать Бога не только глупо, но и неэтично.

Ведь вот какая незадача: веками прародителями хаоса было принято считать людей, в то время как Бог олицетворял вселенский разум и гармонию. Но 1 ноября 1755 года христианский Бог повел себя нелогично, жестоко и к тому же просто некрасиво. Одни вопросы, как это бывает в философии, порождали другие, и все они оставались без ответа. Неужели Бог настолько кровожаден, что ему необходимы человеческие жертвы, добытые подобным немилосердным способом?








Этично ли продолжать оправдывать Бога, если он выкидывает такие коленца? В конце концов, почему средоточием своего гнева Бог выбрал не современный аналог Содома и Гоморры (Париж с его романтическим флером подошел бы!), а «город Бога», не устававший молиться ни днем ни ночью? Говоря языком Вольтера, «злосчастный Лиссабон преступней был ужели, чем Лондон и Париж, что в негах закоснели»?

Выбор дня для катастрофы также озадачивал. В такой праздник, в День всех святых! Причем те, кто был в церкви, не имели никаких шансов выбраться целыми, в то время как их менее набожные соседи, манкировавшие утренней службой, вполне могли выжить. Самые остроумные полемисты подмечали, что, хотя все церкви Лиссабона рухнули, квартал «красных фонарей» чудом остался невредим.

Конечно, Португалия навсегда потеряла свое экономическое могущество, оказавшись на галерке европейской жизни. Но, пожалуй, это не самое важное. Куда важнее то, что вместе с лиссабонскими церквями дал трещину и христианский мир. Фактически 1 ноября 1755 года на свет появился атеизм в том виде, в котором мы наблюдаем его сейчас, в нашу постхристианскую эпоху. Потому что никакие казни инквизиции, никакие кровопролитные крестовые походы не демонстрировали миру так доступно, как это сделало Лиссабонское землетрясение, что Бог может быть очень и очень жестоким. И нужно ли человечеству в него верить — большой вопрос.










Великое лиссабонское землетрясение унесло около 100 тысяч жизней, уничтожило бесчисленные
ценности архитектуры и искусства, сотни картин великих художников, уникальные документы
(в том числе отчеты о Великих географических открытиях), богатейшие архивы Португальского Королевства,библиотеки, собрания древних рукописей. 1 ноября 1755 года - один из тех роковых дней, которые изменили наш мир. Подобно тому, как подземные толчки в глубинах Атлантики заставили раскачиваться церковные шпили на другом конце земли, лиссабонская катастрофа заставила многих европейских мыслителей усомниться в разумности мироздания, заново осмыслить отношения человека с Богом, человека - с непокоренной, опасной, непредсказуемой природой.


Источники:
https://www.maximonline.ru/longreads/get-smart/_article/earthquake-in-lisbon/
https://marinagra.livejournal.com/80071.html



орел

Сон разума

Сон разума, или Мифы о "древних украх"

     Сон разума, или Мифы о «древних украх»

                «Когда разум спит, фантазия в сонных грезах порождает чудовищ»
                Франциско Гойя

      Проект «Украина» создавался Западом изначально для того, чтобы, отделив от русского народа значительную его часть, направить ее на борьбу с остальными россиянами.   Для того, чтобы руководить миллионами людей государственного образования с названием Республика Украина, необходимо лишить этих людей исторической памяти и способности критически мыслить. Превращением населения в манкуртов заняты высшие и средние учебные заведения «нэзалэжной». Именно здесь и куются кадры русофобов. Здесь проводится идеологическая обработка населения «Неньки», но реальных знаний здесь не получить. Люди, имеющие необходимый багаж знаний, способны противостоять воздействию лжи, а безграмотным населением легко манипулировать. Именно поэтому и культивируется на территории исторической Малороссии безграмотность. Население «Нэньки» не знает прошлого своего края, киевские СМИ не доносят до населения правдивую информацию о событиях в мире – фактически, миллионы людей «Неньки» живут в вымышленном, несуществующем мире. Со временем, миллионы манкуртов можно направить в поход на Кубань, чтобы «освободить её от ига Московщины».
     Только люди, живущие в иллюзорном мире, способны горланить на центральной площади Киева: «Слава Нэньке! Героям слава! Москалям смерть!» Только люди, утратившие способность отличать правду от лжи, способны за бесплатное печенье скакать часами с дикой кричалкой: «Кто не скачет, тот москаль». Люди, утратившие связь с реальным миром, неспособны логически мыслить и критически оценивать свои поступки.
       Так, киевская певица Руслана призвала население «Нэньки» «зняты шаровары». По телеканалу «112 РУ» она объяснила свой призыв так: «Мы край значительно глубже, значительно историчнее, гораздо интереснее, аутентичне, гораздо экзотичнее. Наши корни говорят о древних культурах и цивилизациях. Страна («Нэнька» — это страна? — авт.), которая имела скифов, сарматов, Триполье, шумеров, и нам бы с Египтом соревноваться каждый день по достоянию. А мы пользуемся референсами, которые нам навязала в свое время СССР, и воспринимаем себя, как остаток «Советской Украины». "Шаровары" — это условно, не буквально, когда мы не знаем своей аутентичной культуры и пользуемся псевдонародным творчеством, которое нам просто заменили. Заменили теми песнями, которые написали, теми движениями, которые навязали. Сказали: "Вот вы украинцы, и так себя и воспринимайте. Вот ваш трафарет и нечего лезть дальше". И мы нация (!!!), страна с фантастической (!!!) культурой. Я всех призываю изучать самих себя. Это дает такое вдохновение, которое вам и не снилось"».   Выходит, ЧТОБЫ ПРИДУМЫВАТЬ ИСТОРИЮ СВОЕГО КРАЯ, НЕОБХОДИМО ВДОХНОВЕНИЕ!
        Именно под воздействием «вдохновения, которое вам и не снилось», Квасив Э. смог утверждать: «Черное море появилось искусственно благодаря таланту и труду древних укров. В незапамятные времена, когда наши соотечественники возвращались домой из дальних странствий и рассказывали о больших пространствах воды в закордонных землях, было принято решение создать море и для себя… А почему бы и нет?.. В результате героического труда не одного поколения ваших предков и было вырыто огромное озеро. Еще одним доказательством является скопление сероводорода в нижних слоях это водоема, что объясняется интенсивным использованием его для стирки и помывки наших славных предков». При написании этой галиматьи упор делается на то, чтобы воздействовать на душу читателя. Я уверен в том, что и сам Квасив, написав эти строки, прослезился от преизбытка нахлынувших на него чувств.
        «Гидни укры» считают, что Гоголь был умыкнут «москвынамы» и переправлен ими в Петербург, «дэ москвыны знущалыся над ным». Они верят, что второй том «Мёртвых душ» Гоголь написал на «мове», однако враги заставили его сжечь рукопись второго тома этого бессмертного произведения, верят в то, что не выдержав издевательств над собой, Гоголь скончался, прокляв перед мученической кончиной «Московщину» и «царат».
        Мифы, искажающие  образ прошлого исторической Малой России, созданы киевскими и львовскими «учёными» только ради того, чтобы разжечь ненависть к РФ.  «Свидомые» считают, что именно «древние укры» приобщили «немытых мокселей» к цивилизации, за что «моксели» отплатили им страшной неблагодарностью: они, умножившись, пытались поработить славных «укров».
Collapse )
орел

Небо без звёзд


Звезды, которые не сияли ночью

Аполлон лунного неба

Аполлон-11; вид лунного неба: к сожалению, без звезд

Звезды Хаббла

Космический телескоп Хаббл: изображение звездного неба. Представьте, каким бы был вид с Луны!

Во время миссий «Аполлон» звезды явно не сияли. В лунном небе, в котором не было искажающей атмосферы, пред Нилом Армстронгом и Баззом Олдрином предстал бы ослепительный и зрелищный вид, подобного которому никто никогда не видел прежде. ОДНАКО они ничего не видели. На пресс-конференции после полёта «Аполлон-11»  Патрик Мур спросил астронавтов о том, видели ли они звезды на поверхности Луны. Последовал ответ Майкла Коллинза: «Я не помню, чтобы кто-нибудь видел».

Этот ответ становится еще более невероятным, когда осознаешь, что вопрос был задан Баззу Олдрину, который якобы находился на поверхности Луны, тогда как Коллинз остался в "командном модуле". Коллинз ведет себя так, как если бы он сам был в лощине среди кратеров.  А иначе почему именно он дал ответ?

Apollo Post Flight

Пресс-конференция после полета во вторник, 12 августа 1969 года, в Хьюстоне - Базз Олдрин, Нил Армстронг и Майкл Коллинз

Collapse )


Конституционная реформа:Русский взгляд. Полная видеозапись собрания 23 января 2020 года

23 января 2020 года в Москве состоялось заседание русской общественности по выработке русского отношения в реформе Конституции РФ. На днях выложена полная видеозапись происходящего на этом собрании. Видео в двух частях.

Часть 1:



Collapse )

Дерзость «Амура», ставшая «черным днем» японского флота

9 февраля 1904 года началась Русско-японская война 1904-1905 годов. Одним из важнейших событий этой войны стала оборона крепости Порт-Артур. Долгих 11 месяцев шли бои на ближних и дальних подступах. Именно здесь японцы потеряли около 110 тысяч солдат и 15 боевых кораблей.

О Русско-японской войне написано много, и наш сайт неоднократно обращался к этим событиям. Сегодня мы хотим рассказать об одном эпизоде этой обороны, при котором русские войска нанесли японцам очень чувствительный удар, который надолго охладил их боевой пыл.

Броненосец «Петропавловск» адмирала Макарова после взрыва японской торпеды, апрель 1904 года

Броненосец «Петропавловск» адмирала Макарова после взрыва японской торпеды, апрель 1904 года

Источник: pinterest.com


Collapse )

Источник

Коронация императора Николая Второго: уникальные цветные фото

Николаю Второму в плане фиксации правления повезло больше отцов. Технологии позволили зафиксировать его жизнь потомкам. На коронации императора Николая II и жены - императрицы Александры Федоровны 1896 года фотография и кино были представлены в полном размере.

Москва готовилась 3 месяца к приезду аристократии Европы и царствующих особ. Вся процедура коронации была прописана особым манифестом. В Москву завезено более 8 тонн золотых и серебряных изделий, участвовало в коронации более 7000 гостей, 150 конных эскадронов, пехотных батальонов и артиллерийских батарей.

0

[Spoiler (click to open)]На Смоленский вокзал прибыл будущий император с женой, мать и вся семья Романовых. После различных процедур и торжественных проездов по Москве, 14 мая прошла коронация в Успенском соборе Кремля. Давайте посмотрим, глазами москвичей 124 года назад.

Сначала гуляя по Москве 1896 года, мы увидали дивные кареты господ с российскими гербами. Сии блатные номера разрешались только федеральным начальникам. Значит день коронации императора Николая II близок.

0

Все началось для нас с проездов особых парней - церемониймейстеров и герольдов. Веками они объявляли о смене правителей народу. Эта традиция сохранилась и в 1896 году. Здесь они объявляют нам с тобой и соседям, дату коронации Николая II.

0

Дальше Москва наполнилась питерскими олигархами, князьями и конечно лейб-гвардией императорских полков. Высшей военной кастой русской армии. Ниже мы видим всех вместе разом. Командующие военных округов с рядом министров направляются из Оружейной палаты в Кремлевский дворец под охраной гренадеров лейб-гвардии.

0

Подтягиваются и части других полков Их Императорских Величеств. Собираются рядом дорогие гости. Томительные часы ожидания последних правителей России.

Лейб-гвардии Гусарский полк у Царь-колокола на Ивановской площади Кремля, выстроен для встречи триумфального въезда Романовых. Обратите внимание на веранду дальше. Такие одноэтажные павильоны для гостей построены были специально в местах коронации. И занимались элитными и уважаемыми людьми России.

0

По Мясницкой улице пошли колонны князей, дворян и прочего столичного графья. Движуха началась! И нам с Вами, простым холопам и трепещущим барышням стоит скоро ждать наших Императоров! Позади мы видим Гребневскую церковь и старые дома (снесет Иосиф Сталин).

0
деревенский забор еще был в Москве тех времен (внизу кадра)

Мы поменяли место. Теперь у Чудова Монастыря стоим. А мимо нас идут следующие участники коронации Николая Второго. Взвод лейб-гвардии Кавалергардского полка в блестящих золотых кирасах и шлемах (справа). А левей в чудных белых шапках франтовые столичные камер-пажи! Ну а в красном внизу, конечно же уланы в парадной форме.

0
Камер-пажи были прикреплены к императору, императрице и великим князьям|княгиням. Обслуживали во время балов, торжественных обедов, официальных церемоний и других мероприятий, где их присутствие было обязательным по протоколу

Тем временем далеко и недоступно для нас с тобой ждут последнего императора царские регалии Российской Империи. В Андреевском зале Кремлевского дворца. Охраняет их сердитый гренадер дворцовой лейб-гвардии. Но прикинувшись молью мы все равно осмотрим их!

0
слева-направо: корона императора/императрицы; держава в л.руку; скипетр в правую; императорские мантии для супругов Романовых

Порхнем дальше. Вот Тронное место для матери, сына и невестки в том же зале Кремлевского дворца. В 1896 году специально к коронации Николая Второго его создал П/Шмит по старорусским рисункам хранителя Оружейной Палаты. Ибо предыдущий сгорел во время захвата Москвы Наполеоном и грандиозного пожара следом.

0
троны императора, жены, вдовствующей матери-императрицы

Дорогой читатель, ты вот совершенно зря своим насекомым уселся на сию свечу. Ведь это люстра у самого места венчания царя Николая II на царство. Посреди красавца - Успенского собора Кремля.

0
фото места венчания интересно рассмотреть с картиной в начале статьи

Но вот зазвенели сотни московских колоколов и далекое "УРА!!" русских молодцов и сотен тысяч народов вдоль дорог Москвы возвестили о торжественном въезде в город императора Николая II, супруги императрицы Александры Федоровны и матери-вдовствующей императрицы Марии Федоровны.

Смотри, карета будущей императрицы Российской. Александра Федоровна с любопытством оглядывает народ свой. На карете и сразу позади в белых папахах личные камер-пажи Пажеского корпуса Зимнего дворца.

0
По бокам на земле идут камердинеры будущей императрицы. А на ружье в парадных мундирах вдоль дороги взял Семеновский лейб-гвардии полк!

А вот и герой торжеств! Великий князь Николай во главе колонны и сразу за ним великие князья и члены Императорского Совета. Лейб-гвардии Преображенский полк под ружьем! За ним зеваки и обыватели. А песочек внизу, совсем не от московской бедности. Ведь машин то не было и тысячи коней разобью мостовую, навалят кучу сами знаете чего.

0
Вот и засыпали песком дороги Москвы. Песок проще убрать...

Николай Романов проезжает Триумфальную Арку. что стоит теперь на Рублевском проспекте рядом с Парком Победы. Знал бы император, что потомки сохранят славную память русского оружия и перемелют страшных вражин в пыль. На Арке вензеля Н и А по именам супругов, знамена России.

1_20_20522071

Когда проезжает Николай, позади встают в колонну кареты аристократы и депутации. К концу пути она видишь, какая громадная! Перед нами окончание маршрута Романова. Слева - специально выстроенный павильон для трех Императорских Величеств в старорусском стиле.

0

Вот и встреча Их Величеств! Великий князь Николай, супруга - великая княгиня Александра Федоровна. И вдовствующая императрица Мария Федоровна. После отдыха в павильоне они пойдут на коронацию пешком

0

Великий князь Николай c cупругой Александрой Федоровной, начало коронации. Это Красное крыльцо Грановитой Палаты и балдахин над головами будущих Величеств. Позади супругов смотрит на нас великий князь Михаил. Наступит день, когда он сможет спасти империю, но не сделает этого.

0
впереди караул лейб-гвардии Кавалергардского полка

Коронация закончена! Из южного входа Успенского Собора выходят иностранные послы с супругами. Снимок интересен фресками 15 века, они погибнут после 1917 года. Справа и внизу по центру фото - старшины крестьянских волостей России. Опора русского самодержавия, знак уважения нового царя.

0

Император Российской империи Николай Второй среди народа в торжественном ходе. В императорской мантии с державой и скипетром в руках, в большой короне Российской Империи. Под торжественным балдахином идет самодержец всея Руси. За ним великие князья Романовы, министры и прочая свита. Держат балхадин генерал-адьютанты. Впереди почетный караул лейб-гвардии Кирасирского полка.

0
3 старика впереди - церемониймейстеры с жезлами, за ними митрополит Московский. А по бокам в белых мантиях караул лейб-гвардии Гусарского полка

Слава царю!! - сотни тысяч и бой колоколов. Последние годы старой России...

Уставший и потрясенный Николай II еще не знает. Что на Ходынском поле его щедрые подарки приведут к кровавой давке. Что через 20 лет все эти люди на фото отвернутся от него. Что верные генералы предадут и заставят отречься от престола.

Что за попытку отречением предотвратить кровь он заплатит страшную цену. А море крови все равно прольется. Что все что император сможет сделать для детей - принять первую пулю. Что семью проклянут и сожгут кости. Что он уже мертв и идет в толпе мертвецов.

Но в напряженном, в несчастном взгляде Николая II мы видим. Что все что он может - это нести корону Российскую. Свой Крест и Погибель.

источник


Кнопка подписки