December 22nd, 2019

Достойно проводим покидающего нас Парящего орла - покровителя 2019-го года по славянскому календарю.

Орёл российский, орёл американский. Об орлах как птицах и как государственных символах.
В чём различия между  наиболее заметными российскими и американскими орлами  и как их не перепутать.


Что-то покровители наступающего 2020-го года намечаются у нас какие-то не очень : крыса - по китайскопу календарю,  и мизгирь, то бишь, паук, по славянскому...

То ли дело живые символы были у нас в уходящем 2019-м - олицетворение естественности и  свободы поведения - свинья - это по китайскому, а по славянскому ещё лучше - орёл , да не просто орёл, а парящий!

Collapse )
promo koparev september 12, 2016 18:02 397
Buy for 20 tokens
1. Автор: Е. А. Копарев Название книги: Древние славянские письменности Издательство: Авторская книга Год: 2014 Формат: pdf Размер: 8,2 Mb Количество страниц: 185 Качество: Отличное Жанр: Научно-популярная литература Скачать с Я-Диска файл в PDF: https://yadi.sk/i/je-bhjAmc-lzIA fb2…
поэт элиза кэт

ОБНОВКИ

Как кот жена к супругу ластится, 

Зарплату получил сегодня он.

Ей срочно нужно пару платьицев, 

Пуловер, джинсы и комбинезон.

Совсем одеть, бедняжке, нечего!!!

И аргументов полон рот её.

Спокойствия бы мужу к вечеру...

И он согласие на всё даёт.

На завтрак - едут за покупками,

Чтоб к вечеру "по-быстрому" успеть...

Жена его, обвесив сумками, 

Влечёт в торговой паутины сеть.

На удивленье мужа - в мебельный

Они заруливают магазин.


- Но мы же за одеждой, вредина!

  Не понимаю что-то я один???


- Мужчины... Нет ни капли логики!

  За это в виде туфель будет штраф!

  Нет места, миленький мой, родненький.

  Мне для обновок новый нужен шкаф.


Как в России появился гимн "Боже, царя храни!"



До Отечественной войны 1812 года у Российской империи не было официального гимна. Вторжение Великой армии Наполеона вызвало мощный патриотический подъем в стране. И в 1815 году поэт и писатель Василий Жуковский опубликовал в журнале "Сын Отечества" стихотворение "Молитва русских".

Посвящено оно было императору Александру I. Правда, некоторые особо придирчивые современники обратили внимание, что начиналось стихотворение практически так же, как и слова английского гимна. Только в английском варианте к Всевышнему обращаются с мольбой хранить короля.

Collapse )

Источник
орел

Боянов гимн

Илл. 1.  Рунич. алфавит

Боянов гимн

 Рукопись "Боянова гимна"  значилась в каталоге Сулакадзе «Книгорекъ» как «Песнь въ стихахъ выложенная имъ,  на Словеновы ходы, на казни,  на дары,  на грады,  на волхвовы обаянія и страхи, на Злогора, умлы и тризны, на пергаменте разномъ малыми листками,  сшитыми струною.  Предревнее  сочинение отъ І-го века, или 2-го века».
   Сулакадзе писал о ней:  "Рукопись свиткомъ на пергамине писана вся красными чернилами,  буквы руническія  и самые  древніе греческіе,  коихъ можно видеть в книгахъ".  Фрагмент "Боянова гимна" (БГ)(вместе с параллельным,  но крайне неточным, переводом этого фрагмента БГ) был  передан  Сулакадзе  Г. Р. Державину и представлял собой пять страниц текста. Затем  этот пятистраничный текст   был  найден Ю. М. Лотманом в 1960-х годах в бумагах Державина.
    Сулакадзе признавался Г. Державину, что перевод его крайне вольный и неточный, поэтому был необходим ещё один перевод, который бы подтвердил, что славянская литература существовала ещё в Древнем мире.
Collapse )
орел

БГ, часть 2

Илл. 4. Боянов гимн 4. Страница 1. Строки 6-9

Илл. 4.  БГ. С. 1. Строки 6-9

Транслитерация (см. илл. 4)

6.  Роту згиблю лэшчивули!
7. Шёну, дяку мучамню!
8. Э, княже, рузмовлюеть...
9. ...Бояне, очевидчич...
Collapse )

ЗНАМЕНИЯ НАД ЦАРЬГРАДОМ

ОКОНЧАНИЕ.
Начало:https://uctopuockon-pyc.livejournal.com/3678302.html



Николай Барбаро -знатный венецианец, перечислявший по дням происходившие во время осады столкновения греков с турками, и имеющей поэтому для восстановления хронологии осады первостепенное значение.
Им написан «Дневник константинопольской осады» - драгоценный, написанный сухим, деловым языком на древне венецианском наречии источник событий.


* * *




Осада Константинополя



[ДАЛЬШЕ...]


На следующий день, возможно, по инициативе Константина, было решено, дабы ободрить людей, еще раз воззвать к самой Святой Деве. Вера в сверхъестественные возможности Богоматери оставалась огромной. Наиболее почитаемая ее икона, Одигитрия — «та, что указывает путь», — была талисманом, обладающим, как полагали, чудесной силой. Ее приписывали кисти святого Луки Евангелиста. С давних времен икона играла почетную роль в успешной защите Города. Во время осады Константинополя аварами в 626 году ее носили по бастионам. В 718 году, по мнению верующих, Одигитрия вновь спасла его от арабов.





Клеймо с изображением Одигитрии.







Поэтому громадная толпа собралась утром 25 мая близ места, где находилась икона — церкви Святого Спасителя в Хоре неподалеку от городских стен: горожане искали спасения у Девы. Одигитрию, установленную на деревянной платформе, водрузили на плечи людям, набранным из числа членов братства иконы, и покаянная процессия двинулась вниз по улице.

Священники в черных рясах махали кадильницами. За ними — вероятно, босиком — шли миряне: мужчины, женщины и дети. Певчие сопровождали народ, исполняя священные гимны. Назойливо звучащие в ушах четверть тоны песнопений, стенания людей и традиционные молитвы, обращенные к Деве-охранительнице, раздавались в утреннем воздухе; курился фимиам.

Снова и снова горожане громко восклицали, моля о духовной защите: «Спаси Город Твой, да будет на то воля Твоя. Ты знаешь его. Движем Тебя пред нами, как оружие наше, оборону нашу, щит наш, военачальника нашего: да сразишься Ты за народ Свой». Считалось, будто путь подобным процессиям указывает сила, исходящая от самой иконы, подобная той, что ведет рудознатцев с «лозой» в руках.





Взятие Константинополя






И тут произошло нечто, оказавшее в накаленной атмосфере страха и религиозного усердия ужасающий эффект. Икона внезапным и необъяснимым образом выскользнула из рук тех, кто нес ее — это произошло «без какой-либо причины или видимой силы» — «и упала на землю».

Пораженные ужасом люди с дикими криками бросились вперед, дабы вернуть изображение Девы на прежнее место, но икона прилипла к земле, словно придавленная свинцом. Поднять ее было невозможно. Долгое время священники и носильщики с криками и молитвами трудились изо всех сил, пытаясь вытащить чудотворный образ из грязи.





Взятие Константинополя







В конце концов его вновь подняли. Однако напуганные люди сочли случившееся дурным предзнаменованием. Вскоре последовало нечто еще более ужасное. Процессия, вновь вытянувшаяся змеей, не успела пройти и нескольких шагов, как на нее обрушился жестокий шторм. В полуденном небе трещали молнии, грохотал гром. Проливной дождь и больно бьющий град поражали участников шествия в испачканных одеждах столь жестоко, что люди «не могли ни стоять, ни идти».

Те, кто нес икону, в неуверенности остановились. Потоки воды низвергались по узкой улице с такой силой, что угрожали смыть детей, очутившихся у них на пути. «Многие из тех, кто участвовал в процессии, оказались в опасности: их могло унести; они могли утонуть в водах, разбушевавшихся с невероятной силой и мощью, если бы люди не схватили их и с трудом не вытащили из мчащегося потока». Движение процессии пришлось прекратить. Толпа разошлась, не сомневаясь в причинах неудачи. Святая Дева отвергла молитвы. Шторм «точно предсказал близкое разрушение всего: подобно стремительно мчащимся безжалостным потокам вод, он унесет и уничтожит все».






Взятие Константинополя







ЗНАМЕНИЕ, БЫВШЕЕ НАД ХРАМОМ СВЯТОЙ СОФИИ

На следующее утро горожане пробудились и обнаружили — Город укрыл плотный туман. Очевидно, в безветренную погоду туман в неподвижном воздухе держался над Городом целый день. Все сделалось приглушенным, молчаливым, невидимым. Казалось, сама природа подтачивает волю обороняющихся.

Объяснение туману, появившемуся «не в сезон», можно было дать лишь одно: «Господь удаляется, оставляет Город, отвергает его и полностью отворачивается от него. Ибо Господь скрывается в облаке; так он появляется и так вновь исчезает». К вечеру атмосфера, казалось, стала еще плотнее. «Над Городом начала сгущаться великая тьма».





Осада Константинополя






И тут случилось нечто еще более странное.
Некоторые граждане, возвращаясь из церкви, со всенощной, заметили внезапное появление красного света у основания купола св. Софии.
Затем стражи, стоявшие на стенах, увидели Константинополь озаренным огнями, как будто враг поджег его. В тревоге люди побежали посмотреть, что случилось. Когда же они взглянули на храм Святой Софии, то громко закричали. Над куполом мерцал странный свет.






Взятие Константинополя






Нестор Искандер (легко поддававшийся волнению) так описывал увиденное:

«В куполе великой церкви Премудрости Божией из окон взметнулось огромное пламя, и долгое время был объят огнем купол церковный. И собралось все пламя воедино, и воссиял свет неописуемый, и поднялся к небу. Люди же, видя это, начали горько плакать, взывая: «Господи помилуй!» Когда же огонь достиг небес, отверзлись двери небесные и, приняв в себя огонь, снова затворились».

-"вдруг весь град озарился величайшим светом и подобным тому, каковой бы возмог случиться тогда, когда бы с начала сотворения мира по то время, соединяясь, все молния воедино возблистали, чего устрашившись Греки и не зная причины сего света, думали, что Агаряне отовсюду зажгли город.





Взятие Константинополя








Посему, производя величайший крик и бегая взад и вперед, созывали на помощь прочих граждан, которые, стекаясь со всех сторон на глас своих соотечественников, смотрели с удивлением на исходящее из верхних окон храма Святой Софии пламя, которое, окружив церковную выю (шею — слав.), пребыло в одинаковом положении через долгое время.
Потом соединившись всё пламя воедино, через несколько минут пременилось в неизреченный свет, который поднявшись на высоту, когда достиг самых небес, тогда развергшись оные приняли в себя свет, чем и окончилось сие знамение."








Взятие Константинополя








Хотя, возможно, это было не более как отражение ярких огней в турецком лагере, которых не могли видеть люди на константинопольских улицах. Им это казалось знамением с небес, полным значения.


Два очевидца, Николай Барбаро и автор Славянской хроники, говорят, что граждане, видевшие отраженный свет на куполе, прониклись страшными предчувствиями. Барбаро описывает эту сцену, как бы похожую на лунное затмение, и напоминает народу старинное пророчество, согласно которому город должен пасть в те дни, когда луна покажет знамение».

Греки же, проливая источники горчайших слез, возвали к Богу, говоря: “Господи, помилуй нас!” Ибо они уразумели через бывшее знамение о том наказании Божием, каковое по многим пророчествам долженствовало с ними последовать.






Взятие Константинополя







Верующим казалось ясно — Господь покинул Константинополь. В османском лагере неестественно плотный воздух и неземное свечение подействовали на войска сходным образом: они вызвали неуверенность и панику. Мехмед не мог уснуть в своей палатке. Когда он увидел сияние над Городом, то поначалу испугался и послал за муллами, чтобы те истолковали знамения. Те явились и надлежащим образом объяснили их в пользу дела мусульман:
«Это великий знак: Город обречен».

Монахи же истолковали это «страшное знамение» народу в городе таким образом:
«Святое сияние, осенившее храм св. Софии, и ангел, которого Господь приставил во времена императора Юстиниана стеречь святую церковь и город, в эту ночь отлетели на небо среди сияния, виденного многими. То было знамение, что Господь предает город в руки врагов».






Осада Константинополя







На следующий день депутация священников и министров отправилась к Константину высказать ему свои предчувствия. Они истолковали, как надлежало, появление таинственного света и попытались убедить императора отправиться в безопасное место, откуда он смог бы организовать эффективное сопротивление Мехмеду.

Каковое же в прошедшую ночь было знамение, о нем подробно известят тебя, Государь, сия мужи, бывшие свидетелями оного». Патриарх, сказавши сие, замолчал. В сие время один из вельмож, видевших знамение, приближаясь к Греческому Государю, описал оное по порядку.


«Знаешь, о цесарь, обо всем предсказанном Городу этому. И вот ныне опять страшное знамение было: свет неизреченный, который в великой церкви Божией Премудрости сопричастен был прежним святителям и архиереям вселенским, а также ангел Божий, которого ниспослал, укрепляя нас, Бог при Юстиниане-цесаре для сохранения святой великой церкви и Города этого, в эту ночь отошли на небо. И это знаменует, что милость Божия и щедроты его покинули нас, и хочет Бог предать Город наш врагам нашим».







Осада Константинополя







Из-за овладевших им чувств и от полного истощения Константин упал на землю в глубоком обмороке и долгое время лежал без сознания. Придя в себя, он дал прежний ответ: если он покинет Город, то его имя сделается посмешищем во веки веков. Он останется и, если понадобится, умрет вместе со своими подданными. Кроме того, он приказал им не вести среди горожан речей, которые привели бы их в уныние, дабы «не впали люди в отчаяние и не ослабели в деяниях своих».







Взятие Константинополя







Но когда Греческий Государь отверг предлагаемое патриархом, тогда сей, большую робость возбуждая в сердце благочестивого Царя, говорил ему так:
«Довольно известно тебе, о Государь, о Пророчествах, с давнего времени предвещавших гибель сему граду и обитавшим в нем. Свет, озарявший Константинополь, и пламя, исходившее из окон великой церкви, ни что иное значит, как благодать Пресвятого духа, действующая с прежними светильниками вселенной, архиереями и благочестивыми Царями; также и Ангел, от Бога поставленный еще при великом Царе Юстиниане на хранение церкви и града сего, прошедшую ночь взят на Небо, а притом и самая милость Божия и Его к нам щедроты уже оставили нас. Ибо Господь Бог хочет за грехи, каковыми мы оскорбили Его благость, предать град сей я нас самих врагам нашим.








Взятие Константинополя






Ибо Греческий Монарх, вторично отвергши предлагаемое ими, с прискорбием ответствовал так: «Когда угодно Богу наказать меня и вас, то каким образом мы возможем избегнуть праведного Его гнева и где сокроемся от Его мщения? А притом вы сами знаете, сколь много и прежде меня было Царей таких, которые при всем своем величестве и славе не устрашались, сохраняя свое Отечество, вкусить мучительную смерть.

Почему я ли последний из них предам в руки врагов моих Отечество, или, учинясь подлым беглецом, обесславлю скипетр и корону мою; нет, друзья мои: лучше я, последовав знаменитым моим предшественникам, вместе с вами прекращу мою жизнь во внутренности моего Отечества, нежели соглашусь когда-либо исполнить требуемое вами».

Порфироносный Константин ХII Палеолог, изрекши сие и предавшись величайшей грусти, удалился; чему последовал патриарх и прочие вельможи...





Осада Константинополя







На другой день по прошествии сего знамения, когда узнали о нем все Византийские граждане, тогда они, лишась всякой надежды сохранить свое Отечество, столь великому предали себя отчаянию, что каждый из них даже не мог владеть оружием, представляя себе неминуемую смерть.
На другой же день, когда услышали люди, что покинул их святой Дух, растерялись все, и охватил их страх и трепет.


Таковое в народе отчаяние приметя, патриарх, и желая из их сердец изгнать оное, принужден был, во-первых утешать Греков многими советами, касающимися до помощи Божией. После чего, облекшись во все священные одежды и взявши святые иконы и животворящее Древо, с прочим духовенством обходил стены города и во многих местах, простираясь на прахе, с излиянием слез при носил теплейшие молитвы всеблагому Богу, прося Его о ниспослании граду и живущим в нем помощи; чему следуя граждане и приходя в святые церкви, безпрестанно умилостивляли усерднейшим молением Бога.

Патриарх же укреплял их дух и убеждал не оставлять надежды. «Исполнитесь решимости, чада, дерзайте, - говорил,- и на Господа Бога возложим надежду на избавление наше, и к нему прострем руки и устремим взоры от всего сердца, и он избавит нас от врагов наших и все вражеские умыслы разрушит». Такими и иными подобными словами укреплял он дух народа. И так со святителями и со всем причтом, взяв священные иконы, ежедневно обходил весь город по стенам, взывая к милости Божьей...





Взятие Константинополя







В двадцать шестой день мая, едва муллы их откричали скверные свои молитвы, тотчас же, возопив, с боевым кличем, ринулось все войско на город. И подкатили пушки, и пищали, и туры, и лестницы, и деревянные башни, и иные орудия стенобитные - всему этому нет числа. Также и с моря приблизились корабли и многие катарги, и начали обстреливать город отовсюду, и возводить мосты через рвы, и как только вынудили горожан отступить со стен, тут же придвинули деревянные башни и туры высокие и бесчисленные лестницы, пытаясь силой взобраться на стены, и не дали им греки, но яростно бились с ними. Баши же, и воины, и начальники их силою гнали турок, избивая их, призывая и угрожая.

Магомет же окаянный со всеми чинами врат своих, под звуки всех музыкальных инструментов и тимпанов, с громкими кликами, подобными реву бури, приступил к разрушенному месту стены и в такой грозной силе рассчитывал быстро захватить город. Но многие стратиги с Зустунеей подоспели на помощь, мужественно бились с турками, и немалая тягота была горожанам. Но еще не настал судный час, и еще могли сопротивляться врагам.






Осада Константинополя







Цесарь же в окружении вельмож объезжал весь город, с плачем и рыданием моля вельмож, и стратигов, и всех воинов, и весь народ, чтобы не теряли надежды, не поддавались слабости в деле своем, но с отвагой и непоколебимой верой боролись бы с врагами, и поможет им Господь Бог. И повелел звонить в колокола по всему городу, сзывая людей. И собрались все люди на стены, сражаясь с турками, и разгорелась яростная битва, так что страшно было видеть дерзость и мужество сражающихся.

Пока так взывали и молились не переставая, цесарь подоспел к разрушенному месту и, видев ожесточенную битву, остался здесь сам со всеми вельможами своими, и когда поведали ему о натиске безбожного, с плачем воззвал он к воинам: «О братья мои и друзья! Ныне настало время обрести славу вечную за церкви Божьи, за православную веру, и явить мужество перед лицом потомков».






Осада Константинополя







И, пришпорив коня, хотел пробиться через разрушенное место и добраться до Магомета, отомстить ему за кровь христианскую. Но силой удержали его вельможи и пешие воины, ибо немыслимо было это дело, так как Магомет безбожный был с несметной силой. Цесарь же, обнажив меч, напал на турок и кого ударял мечом по плечу или по груди, того рассекал пополам; турки же, в ужасе перед силой цесаря, бежали врассыпную. А стратиги, и воины, и весь народ, видя своего цесаря, исполнились храбрости и бросались на турок, словно дикие звери. И так прогнали их за ров.

Магомет же стал недвижимо и приказал побоями возвращать турок на греков, и шла битва в сумраке, ибо стрелы затмевали свет. Греки же снова по обе стороны стены лили на турок горячую смолу и бросали горящие вязанки смолистого хвороста. И даже когда зашло солнце и настала ночь, битва не прекращалась, так как приказал безбожный зажечь бесчисленные факелы и сам скакал повсюду, крича и взывая, понукая своих, рассчитывая поглотить город. Однако греки и остальные люди, находившиеся на стенах, огражденные доблестью, кричали друг другу: «Поспешим, братья, на суженое место и умрем за святые церкви». И так бились крепко с турками до полуночи и сбросили их с забрал и со стен на землю, и прекратилась битва...






Осада Константинополя







... И так отогнали турок от разрушенного места и столпилось там множество врагов, и без числа перебили их горожане, закалывая, точно свиней, пока они проталкивались через пролом, а те, которые разбегались в разные стороны по улицам - там были перебиты. И так по Божественному промыслу в тот день избавился город: турки отступили от стен, а горожане, падая на землю, тут же засыпали, и не произошло ничего в ту ночь.

Цесарь же с патриархом и все воины собрались в великой церкви, и возблагодарили все Бога и пречистую его мать и прославили цесаря. И некоторые говорили, будто бы и сам цесарь в сердце своем возгордился, и даже понадеялись на отступление поганых, не ведая Божественной воли.







Осада Константинополя







НА ПЕРЕПУТЬЕ

Магомет же, видя, что столько его воинов пало, и прослышав о храбрости цесаря, не спал в ту ночь, но собрал большой совет: хотел уже в ту ночь отступить, ибо и морской путь открылся, и много кораблей могло прийти на помощь городу.

Но чтобы свершилась воля Божья - не суждено было тому сбыться.

В ночь на 28 мая 1453 года, по разбитии Греками Турецкого ополчения, когда наступил седьмой час оныя, тогда вдруг, к несказанному удивлению как Греков, так и магометан, город покрылся густою и непроницаемою тьмою, из средины которой упадали на землю багровые капли, величиною с воловье око, и пребыв на оной долгое время, напоследок исчезали. Сим неблагоприятствующим знамением устрашенные Греки, лишась всей своей бодрости и предавшись отчаянию, ходили взад и вперед по городу, подобно лишенным ума.






Осада Константинополя






Когда наступил седьмой час ночи, распростерся над городом глубокий мрак: воздух в высоте сгустился, навис над городом, словно оплакивая его и роняя, как слезы, крупные красные капли, подобные по величине и по виду буйволовым глазам, и оставались они на земле долгое время, так что дивились все люди и пришли в отчаяние великое и ужас.

По словам Славянской летописи, вечер 28-го мая был пасмурный и мрачный. По мере наступления ночи темные, грозные тучи стали собираться над городом, точно покров, брошенный с неба на этот великий мавзолей из мрамора и золота.

Султан Магомет, страдавший бессонницей, был поражен ужасом, когда выглянул на небо из своего шатра. Он позвал одного из самых ученых своих улемов, посвященного в тайны неба, и спросил его, не предвещают ли чего эти густые тучи, нависшие над городом?
«Да, — отвечал улем, — это великое знамение; оно предвещает падение Стамбула!»






На фреске из монастыря Молдовица в Румынии изображена осада Константинополя османами в 1453 г.






«И затем, — продолжает хроникер, — из туч полился не простой дождь, а необыкновенно крупные капли воды, каждая величиной почти с воловий глаз». Впоследствии, некоторые из переживших катастрофу рассказывали, будто кровавый дождь оросил город незадолго до начала отчаянной предсмертной борьбы.


Патриарх же, зная, что сие знамение означало погибель граду и наказание за грехи живущим в нем, долженствуемое по определению Божию в скорости последовать, в ту же минуту, собравши наиблагоразумнейших вельмож, предстал вместе с ними пред лице Царево; потом, поклонившись ему, начал говорить так:

«Великий Государь! Не в первый уже раз дерзаю я, объяснивши участь твоих подданных, просить тебя, дабы ты, сохраняя свою особу от напрасной смерти, удалился из сего града, долженствующего по воле Творца вселенной быть под властью непримиримых врагов Христовой Церкви. Да и сам ты, о Государь, через многие предсказания, изреченные премудрыми, совершенно знаешь о наступающей гибели твоих подданных, то для чего ж, по крайней мере, не спасаешь своей особы, когда уже ничем невозможно умилостивить разгневанного Бога?

Ибо прежде еще сего с исходящим из окон Великой церкви пламенем удалилась отсюда на Небо всякая святыня. Ныне же, являясь и самая тварь плачущею, предвещает, что весьма скоро последует определенное Богом за грехи наши наказание, которого мы будучи причиною, пускай одни погибнем; а ты, о Государь!, оставя град сей, ищи своего спасения во вселенной, и о чем, припадая к стопам твоим, всеусердно просим тебя».






Осада Константинополя







Патриарх, изрекши сие и омоча свои ланиты потоком горьчайших слез, когда замолчал; тогда Греческий Монарх, принявши вид, означающий негодование, ответствовал следующее: «Давно уже сказал я вам, что я непременное положил намерение пострадать вместе с вами за Веру, чистосердечно исповедываемую мною, и за возлюбленное мое Отечество; а посему никакие ваши увещания не могут отвратить от предпринятого мною».

Государь, сказавши сие, с прискорбием удалился, чему последовал и патриарх с прочими вельможами. Когда же о сем знамении возвещено было Магомету, султану Турецкому, тогда он, созвавши всех своих мудрецов, бывших в его ополчении, спрашивал их, что означало такое явление. Мудрецы, по немногом размышлении, ответствовали султану, что тьма, покрывшая град, предзнаменует погибель оного. Сим ответом ободренный Магомет не только истребил из сердца своего боязнь, препятствовавшую ему продолжать войну; но еще повелел своему ополчению приготовляться к вящей битве.

Магомет же окаянный, увидев тьму великую над городом, призвал к себе мудрецов и мулл и вопросил их: «Что предвещает этот мрак над городом?» И ответили ему:
«Знамение предивное это - городу погибель».










***

Новый штурм начался во вторник между часом и двумя ночи с 28 на 29 мая. По данному знаку город был атакован сразу с трёх сторон. Две атаки были отбиты. Наконец, Мухаммед организовал с всею тщательностью третью, последнюю атаку. Особенно яростно нападали турки со стороны ворот св. Романа, где было замечено присутствие императора и окружавших его бойцов.





СУДЬБОНОСНЫЕ СОБЫТИЯ

И вдруг два судьбоносных момента привели к тому, что удача отвернулась от них. В полумиле выше по линии фронта близ Влахернского дворца братья Боккьярди успешно отражали натиск войск Караджа-паши, время от времени совершая вылазки из Цирковых ворот — калитки, прятавшейся в углу, образованном стенами.


Этим воротам ныне суждено было сыграть свою роль в исполнении древнего пророчества. Возвращаясь из набега, один из итальянских солдат не закрыл за собой калитку.


Когда начало рассветать, люди Караджа-паши увидели открытую дверь и ворвались в нее. Пятьдесят человек сумели подняться по ступеням на стену и застать врасплох солдат, находившихся сверху. Некоторых зарубили. Другие предпочли умереть, бросившись вниз. О том, что произошло в точности, никто не знает. Очевидно, интервентов успешно изолировали и окружили, прежде чем они смогли нанести серьезный ущерб, однако им удалось спустить флаг Святого Марка и штандарт императора с некоторых башен и водрузить на их место османские знамена.











Ниже по линии фронта, у баррикады, Константин и Джустиниани не знали об этих событиях. Они энергично удерживали позиции, когда последовал куда более тяжелый удар судьбы. Генуэзец Джустиниани, один из самых главных защитников города, был тяжело ранен. Его с трудом принесли на корабль, которому удалось уйти на остров Хиос, где раненый вскоре же и умер. Некоторые сочли, что на то была воля Бога христиан или же мусульман, отозвавшегося на молитвы — или отвергнувшего их.


Грекам-книжникам ситуация прямо напоминала гомеровскую: неожиданный поворот событий во время битвы, чьей виновницей, по словам Критовула, оказалась «злая и безжалостная Фортуна» — момент, когда спокойная и чуждая жалости богиня, созерцающая ход боя с далекого Олимпа, решила склонить чашу весов, определив исход битвы, — и одним ударом обратила героя во прах, а сердце его — в пыль.

Иоанн Джустиниани,генуэзец. Приплыл на помощь Константину на двух кораблях.С ним прибыл отряд воинов в 700 человек Он привез множество машин и других военных снарядов. Принимал самое активное участие в обороне Царьграда.






Турки захватили Константинополь







Удаление Джустиниани было непоправимой потерей для осаждённых. В стенах открывались всё новые и новые бреши. Император геройски сражался как простой воин и пал в битве. Точных известий о смерти Византийского императора нет, так как ни один из историков осады при нём не присутствовал; по этому весьма скоро смерть его сделалась предметом легенды, затмившей сам исторический факт.


***
Через 2 дня после падения Константинополя в Эгейское море прибыл на помощь западный флот; узнав печальную весть, он немедленно удалился обратно.



ЗНАМЕНИЯ НАД ЦАРЬГРАДОМ

НАЧАЛО
ОКОНЧАНИЕ: https://uctopuockon-pyc.livejournal.com/3680767.html
Но так как по природе своей мы грубы сердцем и нерадивы, и, словно безумные, отворачиваемся от милости Бога и щедрот его к нам, и обращаемся на злодеяния и беззакония, которыми гневим Бога и пречистую его мать, и славы своей и чести лишаемся, как писано: «Злодеяния и беззакония разрушат престолы могучих»,

и еще: «Источат гордые мысли сердца их, и низвергнут могучих с престолов», - так и этот царствующий город бесчисленными согрешениями и беззакониями лишился стольких щедрот и благодеяний пречистой Богоматери и в течение многих лет страдал от неисчислимых бед и различных напастей.

Так вот и ныне, в последние времена, по грехам нашим, - то из-за нашествия неверных, то из-за голода и болезней, то в междоусобных распрях, - утратили могущество свое сильные, и обнищал народ, и в уничижение впал город, и ослабел безмерно, и стал точно шалаш в саду и словно амбар посреди цветника.
Нестор Искандер. "Повесть о взятии Царьграда Турками в 1453 году"






[ДАЛЬШЕ...]

НАЧАЛО ВОЙНЫ

Мехмед II, султан Турецкий, учинившись повелителем всей Фракии, положил непременное намерение овладеть и самим Константинополем и для того, во-первых, повелел, к вящему утеснению Греков, в ближайшем расстоянии от Царьграда в Пропонтисе, на берегу Фракийского моря построить город ((Румели-Хиссар), снабдить оный пушками, кораблями, галерами и множеством воинов для того, дабы Греки, при свободном мореплавании, не возмогли приобрести себе какой-либо помощи.






Мехмед -"Завоеватель мира"





Константин, Греческий Государь, царствовавший тогда в Византии, узнав о таковом устремлении Мехмеда и желая проникнуть в причину оного, принужден был по совету своих вельмож отправить к нему послов, повелев им, узнавши причину столь странного его вооружения, подтвердить мирные договоры, заключенные с братом его Иоанном.




Мехмед — эстет и ученый. Наполовину стилизованная османская миниатюра, изображающая султана в последние годы жизни.
Справа: Мехмед на знаменитом позднем портрете кисти Беллини, обрамленном имперской аркой с надписью «Завоеватель мира». Однако султан выглядит мрачным и не вполне здоровым.








Послы, прибывши к Мехмеду, когда вопросили его о причине приготовления к брани, предложили вспомнить о договорах; когда Турецкий султан, не хотев ответствовать ни на то, ни на другое, повелел послам немедленно возвратиться в Константинополь. Они, исполнив его волю и возвратившись в Царьград, донесли Царю Константину о безуспешном своем посольстве.

Греческий Государь, услыша дерзкий ответ грубого султана, весьма устрашился того, что он долженствовал малое ополчение, и притом еще не обученное воинскому искусству, противопоставить столь великой армии, какова была Турецкая. Вследствие сего, по общему согласию, положили отправить послов с требованием помощи в Рим, к папе, и в другие королевства, равно и к сродникам Царевым, находившимся тогда в Аммории.





Император Константин XI Палеолог






Латиняне первые не восхотели принять такового прошения Константинова, почему послам в требовании их и отказали. Италианцы же, Немцы и Французы, с давних времен неоднократно покушавшиеся овладеть Царем-градом, тоже учинили, что и Латиняне, предполагая, что когда Турки овладеют Константинополем, тогда уже и они у сих возмогут взять сей город, прикрывая злобное свое намерение тем, что они уже не против Греков понесут оружие, но против их врагов.

И так, оставленное от всех, Греческое царство принуждено было собственными своими силами защищать свою свободу. А посему обладатель оного положил до последней капли крови защищать свой престол.

В лето от сотворения света 6961, а от воплощения Слова Божия 1453, месяца декабря, Мехмед, султан Турецкий, собрав многочисленное ополчение, с удивительною скоростью подвигался к царствующему граду Константинополю. Прибыв же к оному, первее всего повелел возвестить всему ополчению, что ежели воины, поразивши Греков, овладеют городом, то за свою храбрость и труды получат всё сокровище, находявшееся в оном. Таковое обещание неожядаемой магометанами награды столько подействовало в их сердцах, что каждый из воинов клялся произвести то, чего бы не возмогли учинять я многие.




Схема Константинополя. С юга - Мраморное море, с востока - Босфор, на севере видна кишка Золотого Рога и Галата (Пера), с запада стены Феодосия осадили османские войска. Вверху - христианско-османские подразделения Заганос-паши, султан Мехмед - примерно в центре протяжения стен.





Мехмед, радуясь таковому их рвению и похвалив оное, напоследок издал повеление, дабы в самоскорейшем времени одни приступили к строению деревянных башен, могущих превзойти высотою своею и самые городские стрельницы, другие к обведению валов, а иные к деланию шанцев, тайных подкопов, стенобитных машин и через рвы мосты; также назначил делать и тот мост, который бы, простираясь на две тысячи шагов, соединял Перу с Галатою, с таким намерением, дабы по морю не допустить помощи граду.





Карта конца XV в., изображающая треугольный в плане Город.
Справа показаны храм Святой Софии и разрушенный Ипподром; слева — наиболее важные дороги, уходящие от стены, ограждающей Город с суши. Императорский дворец находится слева близ вершины треугольника. Над Золотым Рогом — генуэзское поселение Пера, или Галата. Анатолия (здесь — Тюркия) расположена возле правого края карты за проливом.








Царь Константин, видя столь страшное вооружение и приуготовление ко брани и болезнуя о своих подданных, ни малейшей не ожидал ни от кого помощи, кроме Бога, могущего и целые миллионы воинов победить единым ратоборцем. Почему, по возможности собрав воинов и вышед против неприятелей, долгое время бился с ними, не допуская строить стенобитные машины и препятствуя окружать воинством город. Напоследок, уступив превосходной силе своих врагов, принужден был, оставя всё в полную их волю, с немалым уроном возвратиться в город.





Карта Константинополя в 1453г.







Ибо столь многолюдно было Турецкое ополчение, что один Грек должествовал биться с тысячею противных. Таким образом, магометане, поразив Греков, окружили Константинополь, не опустив атаковать лишенные помощи и самые галаты.
Греческая империя состояла в то время всего из одного Царьграда да его окрестностей, и Константин мог выставить для защиты своей только 7000 человек, между тем как турецкая рать простиралась до 250 тысяч.





Стена Константинополя в разрезе. Показаны три уровня обороны: внутренняя и внешняя стены и ров.









Между тем Константин, его супруга и патриарх со всем Собором и прочими обоего пола гражданами, смиряв себя бдением и постом, безпрестанно обходя святые церкви, просили со слезами Бога о ниспослании им помощи. В то же время Греческий Император, ездя по граду и увещевая защищающих стены оного воинов, просил их, дабы они всевозможно удерживали стремление своих врагов, а для лучшего отражения магометан повелел вельможам и прочим военачальникам умножить воинов более там, где могла скорее стена от сильных ударений машин разрушиться, снабдив их пушками и прочим оружием, повесивши множество колоколов, для удобнейшего чрез них созывания на помощь воинов. Распорядив так малое свое ополчение, повелел ратоборцам до последней капли крови хранить те части стены, которые препоручил их защищению, запретивши притом выходить из города без особенного своего соизволения.






Фрагмент тройной стены, прикрывающей Город с суши.
Виден прежде всего ряд внутренних башен, затем — менее высокие внешние башни, разрушенные при обстреле из пушек. В центре — ров, доставивший османам столько неприятностей в ходе осады; теперь он по большей части засыпан, но некогда был выложен кирпичами и имел 10 футов в глубину. Предполагалось, что если атакующие пересекут его, то окажутся на открытой террасе под сильным огнём, прежде чем смогут атаковать внешнюю стену.






Константинопольские стены хотя некогда своим великолепием, высотою, твердостью и удивляли вселенную, однако в тогдашнее время, по нерадению Греческих начальников, весьма были к разрушению близки, что, приметя, Магомет решился, употребя все свои силы, генеральным приступом опровергнуть оные.

Вследствие чего февраля в 14-й день повелел магометанам, находившимся в его ополчении, на несколько времени принять пост, который Турки сохраняли только в продолжение дня, а при наступлении ночи, насыщаясь чрез меру и предавшись всяким увеселениям, лобзали друг друга, как будто бы уже не надеялись более видеться. Когда же богопротивный их пост окончился, тогда они, по повелению своего государя, окружив Константинополь и сражаясь с Греками, продолжали таковую битву безпрерывно тридцать дней, не давая ни малого покою Грекам, с особливою храбростью защищавшим стены своего Отечества.





Поход турков на Константинополь






СВЯЩЕННЫЙ УЖАС

Пророчество, откровение, грех... Чем меньше времени оставалось до конца мая, тем сильнее городских жителей охватывал священный ужас. Вера в знамения всегда являлась особенностью жизни Византии. Сам Константинополь основали после того, как Константину Великому перед решающей битвой у Мульвийского моста (это случилось за тысячу двести сорок лет до описываемых событий [Точнее, 1140. Битва у Мульвийского моста произошла в 313 году.] явилось таинственное знамение — видение креста.

Византийцы с жаром искали и толковали знамения. По мере того как империя неуклонно приближалась к закату, их поиски порождали все больший пессимизм. Бытовало широко распространенное убеждение — византийской империи суждено стать последней империей на Земле, причем считалось, что последнее столетие существования мира началось около 1394 года.





Султанская ставка близ стен Константинополя.






Люди вспоминали старинные книги пророчеств времен прежних арабских осад. Их афористичные стихи-предсказания широко цитировались: «Горе тебе, Город на семи холмах, когда двадцатое послание будет зачитано на твоих бастионах. Тогда падение твое приблизится, и гибель ждет твоих владык». Турки, в свою очередь, воспринимались как народ из Апокалипсиса, чье появление знаменовало наступление последнего суда — кары, посланной Богом в наказание за грехи христиан.

В напряженнейшей обстановке люди неустанно изучали знамения, предвещавшие, по их мнению, гибель империи — или всего мира: эпидемии, природные катаклизмы, явление ангелов. С самим Городом (настолько древним, что длительность его существования не укладывалась в умах его обитателей) связывалось немало легенд, древних пророчеств и событий, наделявшихся сверхъестественным смыслом.





Константинополь







Его памятники, созданные тысячу лет назад (с какой целью — жители уже позабыли), воспринимались как магические криптограммы, в которых читалось будущее: барельеф, украшавший подножие статуи на Форуме Быка, содержал зашифрованное пророчество о гибели Города, а жест Юстиниана, чья громадная конная статуя указывала на восток, более не выражал уверенности в господстве над персами. Он простирал руку, предвещая, откуда явятся те, кто погубит Город окончательно.

В таких условиях предчувствия последнего суда все усиливались по мере того, как шла осада. Погода «не по сезону» и ужас перед непрерывным артиллерийским обстрелом убедили православных верующих — со взрывами и черным дымом приближается конец. Антихрист в обличье Мехмеда стоял у ворот. Широко распространились рассказы о предвестиях и пророческих снах: как ребенок увидел ангела, охранявшего городские стены и оставившего свой пост; как из собранных устриц закапала кровь; как появилась гигантская змея, опустошающая земли; как землетрясения и грозы с градом, обрушившиеся на Город, свидетельствовали о «приближении всеобщей гибели».





Дворец императора во Влахернах (во время осады — штаб-квартира Константина), встроенный в одноуровневую стену, ограждающую Город с суши, неподалеку от бухты Золотой Рог. Фотография XIX в.





Все указывало на скорое исполнение сроков. В одном из документов монастыря Святого Георгия также увидели своего рода пророчество: он был разделен на квадраты в соответствии с порядком наследования трона императорами, по императору на каждый квадрат. «К тому времени все квадратики оказались заполнены, и они [толкователи] говорили, что пустым остался лишь последний», — квадрат, предназначенный Константину XI.

Представления византийцев о времени событий, разворачивающихся в цикличном характере, симметричности, подтверждались вторым пророчеством относительно императоров: как своим основанием, так и гибелью Город будет обязан императору по имени Константин, сыну Елены. Это имя носили и мать Константина I, и мать Константина XI.
..





Собор Святой Софии.( Реконструкция )







ПРЕДЗНАМЕНОВАНИЯ

Очевидно, в подобной лихорадочной обстановке боевой дух гражданского населения падал. Продолжительные службы, во время которых возносились молитвы об избавлении, велись по всему Городу. День и ночь непрерывные молебствия не прекращались в храмах, за исключением собора Святой Софии — он стоял пустой, и в него никто не заходил.

Нестор Искандер свидетельствовал: «Все люди стекались к святым церквам Божиим, плача, и рыдая, и руки к небу простирая, моля у Бога милости». С точки зрения православных верующих, молитва представляла собой труд, столь же необходимый для спасения Города, сколь и тяжелые ночные работы по переноске камней и хвороста для починки ограждения: таким образом поддерживалось «силовое поле» божественной защиты, окружавшей Город.

Нестор Искандер (XV в.) – предполагаемый автор "Повести о взятии Царьграда турками в 1453 г." В послесловии к тексту Повести в одном из ее списков (ГБЛ, собр. Тр.-Серг. лавры, № 773, XVI в.) содержится имя ее автора – Нестор Искандер. Он сообщает о себе, что «измлады» был пленен и «обрезан», «много время пострадах в ратных хожениях», был очевидцем и участником осады и взятия Константинополя, при этом ежедневно записывал «творимая деяния вне града от турков», а после взятия города собрал сведения «от достоверных и великих мужей» и все это, «вкратце» изложив, передал христианам «на воспоминание преужасному сему и предивному изволению божию».





«Мы не знали, на земле мы или на небе»: огромный неф Святой Софии, чудеснейшего здания поздней античности.







Настроенные наиболее оптимистично вспоминали ряд пророчеств с противоположным смыслом: Город охраняет сама Мария, Матерь Божия, и его невозможно захватить, поскольку в нем хранится такая реликвия, как Честной Крест Господень. Если даже врагам удастся войти в Город, они смогут продвинуться не дальше колонны Константина Великого, а затем с небес сойдет ангел с мечом и обратит их в бегство.

Но беспокойство в ожидании апокалиптических событий усилилось из-за неутешительных новостей, принесенных матросами венецианского брига 23 мая, а в "Ночь полнолуния" начало увеличиваться по нарастающей.





Взятие Константинополя








Полнолуние, по-видимому, приходилось на следующие сутки, 24 мая, хотя дата может быть неточна. Луна играла важнейшую роль в том, что можно назвать психикой Города. Это светило, поднимающееся над медным куполом храма Святой Софии, отражающееся в спокойных водах Золотого Рога, сияющее над Босфором, являлось символом Византии с древних времен. Луна напоминала золотую монету, выкапываемую из холмов Азии каждую ночь.

Вещая, непостоянная и вечная, она своим ростом и ущербом соотносились в сознании жителей с древностью Города и бесконечным числом повторяющихся временных циклов, прошедших за его жизнь. Считалось, что в последнее тысячелетие существования Земли миром правит Луна.




Взятие Константинополя






В этот период «жизнь коротка, а судьба переменчива». В конце мая особенный страх вызывало твердое убеждение в том, что Город нельзя взять, пока луна растет. После 24 мая ей предстояло вновь пойти на убыль, и было непонятно, какое будущее ожидает горожан. Перспектива наступления этой даты наполнял население ужасом. Казалось, пророчества, звучавшие все то время, что существовал Город, сошлись в одной точке.




Взятие Константинополя








Понятно, что 24 мая люди ожидали сумерек с мрачными предчувствиями. После очередного дня мощного обстрела неожиданно все стихло. Наступила чудесная весенняя ночь — время, когда очарование Константинополя наиболее сильно: на западе еще видны последние отсветы дня, и слышится отдаленный шум волн, плещущихся у приморских стен.

«Облаков не было, — вспоминал Барбаро, — и воздух был чист и прозрачен, как кристалл». Однако когда взошла луна (прошел час после захода солнца), глазам стражи предстало необычное зрелище. Там, где все ожидали увидеть полный золотой круг, они разглядели «всего лишь едва видную трехдневную» луну. В течение четырех часов она оставалась слаба и мала. Затем, словно в муках, «мало-помалу она стала увеличиваться до полного круга и в шестом часу ночи образовала полный диск».




Взятие Константинополя






В частичном затмении обороняющиеся усмотрели пророчество. Они испытали огромное потрясение. Ведь растущая луна — символ турок! Разве не мелькали очертания полумесяца на знаменах, развевавшихся над лагерем Мехмеда?

Согласно записям Барбаро, «императора чрезвычайно испугал этот знак, как и всех его приближенных... но турки устроили у себя в лагере великое торжество по поводу знака, ибо теперь казалось — победа достанется им». То был тяжелый удар для Константина, боровшегося за поддержку боевого духа населения Города.




ОКОНЧАНИЕ: https://uctopuockon-pyc.livejournal.com/3680767.html

орел

"Украинство" – идеология сектантства

"Украинство" - идеология сектантства

"Украинство" – идеология сектантства



       "Украинство" развивалось под влиянием ряда факторов, способствующих его формированию в качестве системы взглядов и интересов различных слоёв населения на протяжении различных исторических эпох становления российской нации.
Изменения в национальном самосознания не всегда носят позитивный характер. Часто эти изменения служат лишь делу разрушения духовной основы этноса, уничтожению его национальной идентичности. В случае с русским народом попытки лишить его национального самосознания, переформатировать его на антиправославный лад  всегда осуществлялись извне. "Украинство" – это одно из поползновений антирусских сил. Ими всегда ставилась задача создания этнической общности, враждебной русскому народу. Цель же этих сил, которая никогда не менялась, - уничтожение русского народа и, следовательно, славянства, в целом.
Многие считают, что нельзя из одного народа создать другой народ, забывая о том, что румын как народа не было в 19 веке, а были валахи – славянский народ.
        На протяжении веков осуществляются попытки создания из части, из одной из ветвей русского народа – из малороссов – нации, враждебной исторической России.
       То, что называют «украинским народом», является ничем иным, как этнической химерой. Согласно теории этногенеза Л. Н. Гумилева  этническая химера возникает в результате противоборства двух и более этносов, на стыке их ареалов и представляет собой общность людей без рода и племени [См. Гумилев Л.Н. Этносфера. История людей и история природы. М., Экопрос, 1993. –  С. 493-532]. Именно на территориях Галиции и Гуцулии и зародилась химера "украинства". Те, кто составляют эту химеру, являются представителями антисистемы, высасывающей из этносов пассионарность, как упырь высасывает кровь у своей жертвы. Например, Ш. Бандера – это типичный вампир, ненавидящий всё и вся.
       В 1517 году Матвеем Меховским был написан «Трактат о двух Сарматиях», в котором русские земли, находящиеся под властью Русского Государя, были названы Московией. Русские в те годы уже были названы поляками схизматами.  Слова «Русь» и «Православие» были явно неприятны латинским магнатам и шляхте! Им очень хотелось, чтобы слово «Русь» было стерто из памяти людей!
     Упоминание о России как о стране мы находим в Сийском Евангелии. Евангелие было написано в Москве при великом князе Иване Калите в качестве вклада в Лявленский Успенский монастырь (располагался в селе Лявля в 35 километрах от Архангельска), который в 1633 году был присоединён к Сийскому монастырю, в библиотеку которого оно и попало. Памятная запись указывает на её заказчика: «написано быс(ть) си Еуа(н)г(ели)е въ граде Москове на Двину къ с(вя)теи Б(огороди)ци повелениемь рабомь б(ожи)имь Ананиею черньцемь». Также эта запись указывает на имена писцов «писали многогрешней дьяци Мелентии | да Прокоша, бл(а)г(о)-с(ло)в(и)те и|хъ,а не клените». Запись сообщает: «В лет(о) 6000-е 800-е 47-е [1339], инидикта 12, миротворенаго и с(о)лн(е)чьного кроуга въ 4-е лет(о) висикостное, жидовьсего ирук въ 7-е лет(о), епакта 18 лет(о), въ 5-и каландъ м(е)с(я)ца марта». "Двиной" в средневековой России называлась река, имеющая на одном из своих участков ДВА рукава. Т. о. река Москва должна двумя своими рукавами обтекать протяженный остров. Имелся ли такой? Конечно, имелся. Поэтому Москва ранее называлась Двиною.  В послесловии Евангелия читаем: «Написано бысть сие Евангелие в граде Москове (основатель града – Мосх (сын Иафета) – авт.) на Двину ( на Дону, т. к. "доном" называлась любая большая река  - авт.)… рабом Божиим Ананией … О сем бо князе великом Иване пророк Езекиил глаголет: в последней время въстанет цесарь (царь – авт.), правду любяй… при сем будет тишина велья в Рускои земли, въсияет в дни его Правда… Хвалит Римская земля Петра и Павла, Асия – Иоанна Богословеца, Индийская – Фому, Ераполь – Филиппа, Русская земля – первозванаго апостола Андрея, Гречьская земля – цесаря Костянтина… » Вспомним и «Слово о полку Игореве»: «О Русская земля, уж за шеломянем еси…» (шелом – это, в данном случае, холм, а не Шломо - авт).
        Таким образом, русские в Средние века уже вполне самоидентифицировались. Притом, первые в Европе. Ляхи назывались полянами в русских летописях вплоть до 15 века! Данте в «Божественной комедии» упоминает Италию как страну (Данте Алигьери. Божественная комедия. М.: Интерфакс, 1992. – С. 498.), однако при этом итальянцев  упорно продолжают называть латинянами (там же – С. 112 ).  В это время в Западной Европе Вы не услышите названий стран: Испания, Германия, Дания и пр.
 Получается, что именно нахождение под  властью православного Монарха и делало православных русских людей русскими, так как сохранить свою веру и национальную идентичность, находясь под властью магнатов-латинян, было крайне проблематично: русский язык изгоняется из делопроизводства западнорусских земель, русских заставляют разговаривать на языке латинских феодалов, навязывается униатство. Жители местечек, городских окраин и слободок Западной Руси стали использовать к концу 17 века при общении безобразный говор, наличие которого псевдолингвисты 20 века назовут доказательством существования «украинской мовы». Жители Литовской Руси повсеместно становятся униатами, т. е. перестают быть православными. Даже возвращение западнорусских земель в состав России после разделов Речи Посполитой не покончило с польским засильем. На Правобережье Малороссии все бразды власти были сосредоточены в руках у поляков,  все церкви продолжали быть униатскими. Поляки распространяли слухи о том, что православные русские люди – это упыри. За убийство православного человека на Правобережье не наказывали. Наоборот, травля и «зныщення» православных всячески поощрялись местной администрацией.   Когда жителей Малороссии спрашивали, к какому народу они себя относят, то только половина из них при ответе говорили, что они русские. Другая половина смиренно отвечала: «Мы мужики».
        В начале 19 века Киевский университет стал рассадником полонофильства и украинофильства, так как все его преподаватели были поляками.
Collapse )
орел

Город городов

Город городов

                                                                                                                                       «ГОРЫ ОКРЕСТ ЕГО» [Псалом 124, 2].
       В Средние века город Каир именовался Вавилоном, а Нил - Евфратом. Это утверждалось  викарием Гергардом, что был послан к султану Саладину в 1175 г. Фридрихом Барбароссой: «Я плыл по морю 47 дней… Наконец, я вошел в Александрийскую гавань, пред которою возвышается громадная каменная башня, указывающая морякам вход в нее. Так как Египет — плоская страна, то на башне горит огонь всю ночь; он обозначает собою для мореплавателей место гавани, чтобы спасти их от опасности. Александрия — великолепный город, украшенный зданиями, садами, и с безчисленным населением. В нем живут сарацины, иудеи и христиане; сам же город находится во власти Вавилонского султана. В прежнее время этот город был очень велик, как то показывают следы развалин. Он протягивался на 4 мили в длину, и одну милю в ширину. С одной стороны его омывал рукав реки, проведенный из Евфрата; с другой же к нему примыкало великое море…» [Арнольд Любекский. Славянская хроника (из записок путешественника XII века Гергарда викария Страсбургского епископа) // История Средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. - СПб., 1887. - С. 445] .
      Об этом Евфрате сообщает паломник во Святую Землю Епифаний (IX в.): "От Александрийского маяка, который возвышается на высоту более чем 600 м, надо пройти 10 дней НА ЮГ (не на север, где находится нынешний Иерусалим). Там находятся склады Иосифа. Оттуда ты переходишь реку Фисон по мосту, который поддерживается восьмидесятью кораблями. И затем ты вступаешь в Великий Вавилон, столицу Фараона» [Повесть Епифания о Иерусалиме и сущим в нем мест первой половины IX в., изданная, переведенная и объясненная В.Г. Василевским // Православный Палестинский сборник. Том IV. Выпуск 2. - СПб., ППО, 1886. - С. 26].
   
Collapse )
Collapse )